В будущем все будет искусственное

Читателем, зашедшим в научно-популярную рубрику, могут двигать два разных побуждения. Кто-то интересуется наукой потому, что надеется хотя бы в общих чертах понять, что это за «бытие» такое, с которым ему привелось пересечься на путях своих на краткие 80–100 лет. Получив общее представление о мире и том месте, которое он сам в нем занимает, такой читатель планирует смиренно отойти к динозаврам и неандертальцам, которые тоже были, и вот их нет. Автор должен сознаться, что его собственные мотивы интересоваться наукой именно таковы.

Но есть и другая группа читателей: им нравится читать, как благодаря науке они будут жить лучше, веселее и прикольнее, чем сейчас. Именно их воображение и призван поразить этот обзор разных штук, которые ученые придумали между делом, для забавы, нисколечко не заморачиваясь с первоосновами бытия, Вселенной, жизнью, смертью и тому подобной скучнятиной. И поскольку эта категория читателей не жалует долгих рассуждений, сразу перейдем к сути дела.

Искусственная птица

Вы все уже видели бегающих роботов, прыгающих роботов и роботов, встречающих гостей на презентации (в остальном, впрочем, совершенно беспонтовой). А вот робота, летающего по-голубиному, увидите сейчас.

О том, зачем инженерам компании FESTO вздумалось сделать настолько бесполезную вещь, можно узнать на сайте компании. А нетерпеливый читатель вместе с нами устремляется дальше!

Искусственная курица

Курица — не птица, в том смысле что, в отличие от робота Smartbird из прошлого ролика, эта инновация летать не может. Зато она может быть вкусной, как настоящая курица (даже несмотря на то, что сделана из культуры клеток без посягательства на цыплячью жизнь). На сайте компании Memphis Meats, порадовавшей человечество новинкой, можно увидеть, как эта лжекурица выглядит в готовом виде.

В будущем все будет искусственное

В английском языке есть выражение tastes like chcken, нередко ставящее в тупик плохих переводчиков. Оно, конечно, и правда переводится «на вкус как курятина», но в оригинале за ним всегда стоит образ простого парня, способного питаться мясом детенышей коалы или телами своих предков, не заморачиваться с этикой и просто радоваться здоровому аппетиту, несмотря ни на что. Именно такой вердикт и вынесли эксперты, приглашенные на дегустацию новинки: «На вкус — как курятина».

Когда новинку запустят в производство, убивать цыплят для еды будет не нужно и этот никчемный вид птицы исчезнет с лица земли. Из домашних животных останутся котята: они милые.

Искусственный нос

С запахами все куда сложнее, чем с цветами. Все нюансы цвета располагаются на одной шкале («радуге») от красного до фиолетового, а вот запахи не то что в линейку не выстроить, а вообще никто не знает, сколько измерений должно быть у гипотетической «таблицы всех запахов». Потому компьютер и не мог доселе предсказать, как будет пахнуть вот такая молекула, а как—– вот этакая. Теперь может

Разные вещества, числом 476, сперва давали нюхать добровольцам (те раздавали им ярлыки вроде «пахнет рыбой» или «что-то горелое»), а тем временем компьютерщики сочинили алгоритм, предсказывающий эти вердикты на основе структуры молекул (про каждую из молекул компьютеру были известны аж 4800 численных параметров). И у компьютера впервые кое-что получилось: из 19 словесных описаний запаха он правильно предсказал восемь («рыбный», «горелый», «чесночный», «фруктовый», «сладкий», «кислый», «острый» и «цветочный»). Кроме того, по поводу всех запахов компьютер имел здравое суждение о том, приятные они или противные. Итак, киборги будущего смогут не только наслаждаться ароматами, но и обсуждать эти ароматы с хозяином вполне человеческими словами.

Искусственные пчелы

Японские исследователи (одну из которых, правда, совсем не по-японски зовут Светлана Чечетка) сделали дрон, способный опылять цветы. Вместо пчел. Это надо видеть:

Видимо, такие дроны пригодятся, когда на земле вымрут все пчелы. Больше никак прокомментировать это мы не можем. Ах да, в ролике прикольная музычка, футуристическая такая, но без пафоса.

Искусственные дрожжи

О работах «синтетических биологов» — точнее, ученых из института Крейга Вентера, уже много лет пытающихся сделать искусственную жизнь, — мы не раз писали. На этот раз возомнившие о себе биологи от полюбившихся им бактерий обратились к организму, куда более (по сравнению с бактерией) похожему на человека: к дрожжам. Семь исследовательских групп из разных стран разделили между собой хромосомы дрожжей, и каждая заново, по кирпичику синтезировала одну хромосому (избавляясь при этом от всякого ненужного мусора). Искусственные хромосомы засунули обратно в дрожжи — и… это были просто дрожжи. Вполне живые и жизнерадостные. А потом каждая из семи групп опубликовала по статье в Science, что очень украсило резюме всех участвовавших в работе ученых.

Зачем нужны эти искусственные дрожжи, можно догадаться из названия статьи в Nature: «Синтетические хромосомы дрожжей дают ключ к тайнам эволюции». Ключ они, возможно, и дают, но сами тайны пока под замком: есть только дрожжи с искусственными хромосомами, которыми даже и обывателя напугать не так уж легко, слишком долго приходится объяснять.

Искусственное бешенство

Бешенство — страшная болезнь, которая в будущем будет побеждена, и тогда нам придется искусственно возродить этот вирус ради сохранения баланса биосферы… Нет, неправильно начал.

Вирус бешенства своей вредностью и коварством обязан тому факту, что научился ловко преодолевать гематоэнцефалический барьер: особо тонкие сосуды на пути к мозгу, клетки стенок которых убирают из крови все ненужное, оставляя при этом полезное. Но клетки эти не очень хорошо знают, что полезно их хозяину: лекарства, необходимые ему, к примеру, для лечения рака мозга, они тоже эффективно удаляют. Научиться преодолевать означенный барьер — так, как это умеют вирусы бешенства, — заветная мечта фармакологов. И вот они решили поучиться у вирусов. Сперва упаковали лекарство в наночастицы, покрытые снаружи белками вирусной оболочки. А в этом году корейские исследователи обошлись без белков: сделали наночастицы из золота и кремниевого полимера, напоминающие вирусы лишь формой. Докладывают, что сработало

Искусственная прохлада

Всякая тварь получает тепло от солнца и отдает его обратно в виде инфракрасного излучения. Значит, если вы хотите согреться, старайтесь излучать поменьше, а если вам вдруг жарко, просто излучайте побольше. Сделать это позволяет полимерная пленка, изобретенная Йинем Сяобо из Колорадо. В этой пленке с инфракрасными фотонами происходят всякие хитрые штуки, а в результате то, что этой пленкой покрыто, охлаждается на целых десять градусов по Цельсию. Если завернуть в нее бутылку пива, она станет прохладной даже в теплый летний день. Если не ради таких достижений человечество жаждет прогресса, то вообще непонятно, зачем этот прогресс ему понадобился.

Источник:
Сноб

Нет комментариев

Йога в эпоху информационного хаоса

Новоиспеченный последователь Йоги скорее всего не осознает, что попал в среду, которую как информационным хаосом не назовешь. Информационный вакуум, просуществовавший вплоть до перестроечных времен, благополучно заполнился бурным потоком всевозможной литературы от фундаментальных научных изданий до брошюрок для домохозяек.

Если раньше проблема была достать хоть какую-нибудь книжку по Йоге, то теперь во всей своей сложности встала проблема выбора из имеющегося разнообразия.

Йога в эпоху информационного хаоса

Но как своим еще пока не очень развитым (в новой для себя среде обитания) умом сделать выбор и при этом не оказаться в плену иллюзий, неверно истолкованных истин, а то и откровенного бреда? Сложно давать готовые советы, поскольку сам в море хаоса оказался уже подготовленным «мореплавателем». Как-то сам собой сформировался круг интересов и читаемых авторов. Что касается круга интересов, то его центр — это Йога как одно из шести учений, согласующихся с Ведами, развитое в Упанишадах, запечатленное в самом большом эпическом произведении в мире – Махабхарате и кратко изложенное Патанджали в Йога-сутре. Круг авторов тоже максимально ограничен. Его центром по воле случая (хотя, какая может быть случайность в этом мире?) стал основатель всемирно известной Бихарской школы Йоги Свами Сатьянанда Сарасвати.

Йога в эпоху информационного хаосаИменно его книгу с комментариями к Йога-сутре в 2002 подарил мне мой последний гуру Свами Дживанмуктананда, ученик Шивананды со словами: «Это подарок от всей Индии». Это событие было воспринято мной не иначе как Даршан, полученный через своего гуру от Сатьянанды. После таких слов и благословения на перевод этой книги и написание своей собственной просто выросли крылья. Через год кропотливого труда книга была переведена, а в 2006 и издана. С тех пор она заняла свое достойное место в библиотеках не только русскоговорящих последователей йогой, но и мастеров Индии, обучающих русских студентов.

Почему вдруг возникла необходимость именно переводить книгу досконально и вдумчиво, анализируя и сравнивая с комментариями других авторов? Главных причин две. Во-первых, потому что язык, с помощью которого мы общаемся и обмениваемся информацией (а именно это является его изначальной функцией), давно уже из средства коммуникации превратился в среду обитания. Мы не просто используем язык, чтобы выполнить какие-то наши важные дела, мы живем в нем. Наш разум в результате длительной эволюции и борьбы за существование установил свою диктатуру в отношении остальных инструментов, с помощью которых человек живет в окружающей его среде. Человек оказался уже не в состоянии что-либо понять и адекватно отреагировать, не проделав предварительно определенную мыслительную работу. Можно долго спорить о том, хорошо это или плохо, но это данность и, если мы хотим соответствовать реальности, эту данность нужно принять, чтобы двигаться дальше.

Сатьянанда читал лекции по Йога-сутре на английском. Затем в 1976 они были изданы в виде книги с оригинальным названием «Four Chapters on Freedom», в дословном переводе – «Четыре главы по свободе». После этого книга многократно переиздавалась и последнее «Золотое издание» вышло в 2013. Хорошо, если Сатьянанда мог думать на английском, что вряд ли, поскольку язык книги довольно прост. Даже если человек обладает такой способностью произвольно менять язык, на котором он мыслит, язык, который сформировал этого человека как личность, по-видимому, остается одним; не даром в русском он называется родным, а в английском — материнским.

И хотя лингвистически язык оригинального текста прост (обычный переводчик прыгал бы от радости), задача адекватного перевода представлялась, мягко говоря, не из простых. По сути мы имеем цепочку из нескольких звеньев преобразования исходного понимания предмета. Причем каждое звено состоит из двух составляющих: понимания как состояния сознания, включающее переживание, и мысле-формы, в которую обличено это понимание (как не обремененная и не искаженная формой мысль). Чтобы хоть как-то упростить задачу, мы опустим историю преобразования исходного понимания смысла бытия, переживаемого авторами Вед, до момента создания Йога-сутры. Не важно, является ли Патанджали автором текста, или простым составителем, просто необходимо принять в качестве исходной аксиомы, что он вполне адекватно понимал, о чем идет речь. Иначе все дальнейшие наши усилия и старания не будут стоить и ломаного гроша.

Итак, Патанджали пережил понимание и изложил его на санскрите (на котором, надо полагать, думал), но не в виде обширного исчерпывающего описания, а в виде супер-кратких изречений, иногда, вопреки всем правилам грамматики, состоящих из одних существительных или глаголов. С одной стороны, это недостаток, поскольку обычный человек не привык сам думать и понимать. Ему необходим готовый продукт, или по крайней мере, несколько вариантов, из которых он может самостоятельно выбрать понравившийся вариант. Но для человека, умеющего мыслить, да еще и доводить свой мыслительный процесс до логической остановки, достигая понимания, сутры – это поистине подарок судьбы, открывающий простор для полета собственной мысли.

Второе звено цепи преобразований исходных идей – это работа, выполненная Сатьянандой. Он перевел сутры на свой родной язык (возможно, хинди), одновременно достигая понимания. Можно, разумеется, переводить и без понимания, но, как говорится, «…тут про таких не поют». Затем облек свое понимание в описание, настолько подробное и настолько упрощенное, насколько даже средний из его учеников мог бы без особых трудностей запустить процесс собственного понимания и что-то понять. Хочется надеяться, что читатель уже потихоньку начинает догадываться, что понимание – это сугубо личная процедура (как почистить зубы), а не предмет, который можно передать другому в пользование (как зубная щетка). Заметим, что изначальное описание рождается на родном языке, и лишь потом облекается в окончательную форму на языке общения, в нашем случае – на английском. Безусловно, и здесь не обойтись без потерь.

И наконец, третье звено – перевод на великий и могучий. В сравнении со вторым звеном задача третьего значительно проще. Во-первых, алгоритм преобразования уже известен, не нужно заново изобретать велосипед. А во-вторых, не нужно ориентироваться на уровень потенциального читателя, это уже сделал Сатьянанда. Нужно просто добросовестно и вдумчиво переводить, переживая понимание, и излагать переведенное на родном языке в форме, максимально приближенной к оригиналу, иногда даже жертвуя литературной привлекательностью перевода. Последнее представляется не менее важным, чем понимание, поскольку имеет значение не только что говорил гуру своим последователям, но и как. Для понимания вещей, которые с трудом поддаются описанию, важную, а иногда и решающую роль играет так называемая настройка на автора; с его эмоциональностью и манерой излагать свои мысли. Недаром в йоге всегда делается упор на необходимость личного контакта с учителем.

И что мы получили в результате? Читатель, как ни самонадеянно прозвучит, — хорошую книгу. Об этом говорят отзывы читателей, которые продолжают поступать, спустя уже десять лет после издания. Особо радуют отзывы, в которых говорится, что чувствуется, что переводчик сам является практиком или даже йогом. А в отзывах экстрасенсов вообще сообщается, что книга связана (непонятно каким образом) с астральным планом и от нее идет сильная чистая энергия.

Единственный не хвалебный отзыв был получен от переводчика второго издания (речь о нем пойдет ниже), который обнаружил единственный, но весомый, чтобы заново переводить текст, недостаток — излишнюю тщательность первого перевода (детский сад). Он пишет: «… он (т.е. автор перевода — НД) лелеет слова Сатьянанды, явно воспринимая их как неоспоримую истину», или сравнивая со вторым изданием (в котором, кстати, полный раздрай между переводом сутр, комментариев Сатьянанды и примечаниями редактора), пишет: « однобокое и «гладкое» представление материала в первом издании». Но вот парадокс: то, что мне ставится в укор, воспринимается мной как высшая похвала!

А что получил переводчик помимо символического гонорара и собственного пиара?

(а) Прежде всего это бесценный опыт понимания сложных, а иногда даже не предназначенных для этого вещей.

(б) Опыт самопознания, поскольку умение мыслить и понимать – это обязательное условие познания себя.

(в) Опыт понимания других людей. Если способность понимать себя основывается на умении мыслить, желательно логически и нелинейно, то основой понимания других является умение останавливать свои собственные мысли. Нужно пустое мыслительное пространство, в которое могут проникнуть мысли других.

(г) Опыт получения достоверного знания из авторитетного источника.

Но кого считать авторитетом? Чье имя известно во всем мире? Того, кто запускает твой собственный мыслительный процесс, который заканчивается твоим личным пониманием. И это еще не конец, хотя и доставляет огромную радость. Далее он, уже обладая авторитетом, учит, как нужно пребывать или жить в состоянии, соответствующем достигнутому тобой пониманию. И это уже не просто радость, а бытие во всей своей истинности и полноте.

Итак, первой причиной, по которой была переведена книга, послужил тот факт, что родной язык является не только доступным и простым средством общения, но, что гораздо важнее, – средой обитания, поскольку современный человек отождествляет себя со своей мыслительной функцией. Помните: «Я мыслю, значит я существую»?

Вторая причина перевода на первый взгляд может показаться совершенно мистической, но со временем она все больше приобретает все признаки реальности. И это точка зрения не только автора этих строк. Любые учения, а в особенности те, в основе которых находятся общечеловеческие ценности (так называемая Дхарма), постепенно в глазах своих последователей начинают приобретать все свойства живого организма. Если на начальном этапе человек пытается как-то постичь учение, чтобы извлечь из него что-то полезное для себя, то продвигаясь вглубь учения, последователь все больше замечает, что не он использует учение для своих нужд, а оно использует его для каких-то своих совершенно непонятных ему целей. Но понять систему изнутри невозможно. Можно лишь добраться до ее границ, а затем выйти за их пределы и исследовать ее со стороны. Но как представляется уже сейчас, это не паразитическое использование человека. Скорее всего это симбиоз – взаимовыгодное использование друг друга, гармоничное совместное существование.

Безусловно это только поисковая концептуальная модель процесса постижения учения. Но она бесспорно обладает рядом преимуществ, главным из которых является очень простое решение одной из основных проблем человеческого развития – проблемы мотивации своей деятельности. Всякий нормальный человек должен понимать, что его разум несовершенен и в обосновании своих поступков он может ошибаться. Не сомневаются только дураки. Сразу найти правильную мотивацию сложно и поначалу приходится действовать методом проб и ошибок.

Человека Дхармы не интересует собственная мотивация. Однажды убедившись, что это учение его, а точнее он с ним составляет одно целое, он смело принимает идущее изнутри совместное решение. Так поступали столпы учения, так поступает он. Полученная в результате радость осознания и пребывания в истине только подтверждают правильность выбора поисковой модели. При этом это восторженное состояние не является целью, как это обычно бывает у начинающего последователя. Цели вообще нет, а поэтому и нет привязанности, сковывающей свободу сознания. Однако, строго говоря, привязанность, конечно есть — к самому учению. Но это зависимость более тонкого порядка и к тому же осознаваемая. А свобода, как известно, — это осознанная необходимость. Абсолютно не свободен никто; даже Ишвара.

Вторая часть «марлизонского балета»

«Родила царица в ночь не то сына, не то дочь,
Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку.»

(Наше все)

В начале 2016 у книги, о которой до сих пор велась речь, родилась ее «родная по отцу сестра» с разницей в возрасте десять лет. Собралась команда, в которой редактором (и по всей видимости, капитаном по совместительству) стал основатель одной из первых московских школ йоги, переводчиком – его ученик-заочник, в последствии преподаватель йоги, а издателем – одно из нижегородских издательств широкого профиля. В результате «слаженной» работы появилась на свет нечто, что язык не поворачивается назвать книгой. Если кратко, — неряшливый конспект первоисточника, впопыхах слепленный студентом-троечником.

Йога в эпоху информационного хаосаВ то самое время, когда я открыл книгу и по диагонали прочитал несколько страниц, я вдруг понял, что произошла чудовищная ошибка, вопиющая несправедливость в отношении Учения и себя лично как его части. Но что можно сделать? Как исправить ошибку и не повторять ее впредь? Но Учение на то и учение, чтобы находить выход из любого затруднительного положения. Я понял, что никто кроме меня не сможет досконально проанализировать ошибки, понять, почему они были сделаны, и придумать способ не допускать подобного.

Первое, что было сделано, это скрупулезная сверка текстов двух переводов и, хотя за точность своего перевода я ручался, где-то внутри оставалось слабое сомнение, что, возможно, и мной где-то была допущена неточность. Поэтому пришлось еще раз сверять оба текста с оригиналом на английском. В результате в новоиспеченном тексте было обнаружено такое количество «лажи», которое может присниться только в кошмарном сне. Среди всех несоответствий было одно, которое не вписывалось ни в какие рамки вообще возможного. «Человек», «животное» и «растение» были переведены с английского как «брахман», «шудра» и «обезьяна». Только потом в результате переписки с переводчиком и ознакомления с обсуждением книги на форуме редактора выяснилась интереснейшая картина.

Оказывается, переводилось вовсе не издание 2008 г., как указано в выходных данных, а самое первое издание 1976 г., случайно оказавшееся в доступной переводчику библиотеке. В оправдание такого финта было заявлено, что зато читатель получил «аутентичный» текст, а не искаженный редакторами при многократном переиздании. Выяснилась и еще одна интересная подробность, объясняющая многочисленные несовпадения переводов одного и того же термина при переводе каждого слова в отдельности, текста сутры и комментария. Оказалось, что переводчик, чтобы избежать «неточностей двойного перевода», сам переводил текст сутр с санскрита с помощью московского преподавателя восточных языков, объясняя это тем, что Сатьянанда либо сам слабо владел санскритом, либо просто использовал уже сложившийся в школе неточный перевод сутр.

По моей просьбе переводчик выслал мне отсканированный вариант первого издания оригинала, за что я ему очень благодарен, а я, отвечая любезностью на любезность, — результаты сверки текстов оригинала в изданиях 1976, 1989 и 2002 г.

Недостатков редакторской работы и в целом издания также было обнаружено великое множество. Откуда вообще возникает необходимость редактирования? Когда переводчик недостаточно разбирается в предмете, а редактор не владеет языком оригинала. Ситуация, прямо скажем, комичная. Но наш случай – это просто траги-комедия. Оба – и переводчик, и редактор не только слабо владеют предметом, но и, как выяснилось, не признают авторитет автора оригинала! Поэтому они постоянно пытаются его корректировать, вставляя прямо в текст свои реплики и цитаты из книг как корифеев, так и совершенно далеких от йоги авторов, якобы подтверждающие несостоятельность оригинальных трактовок.

То и дело переводчик переводит (напомним, с санскрита, а не с английского) текст сутры, совершенно не вникая в ее содержание, или не понимая его. Редактор замечает неточность, и полагая, что это оплошность (или недостаточная компетентность) автора оригинала, пытается ее исправить. В результате такого коллективного творчества вырисовывается содержание сутры, которое если не совпадает, то как- то приближается к изначальному, изложенному в авторском английском варианте. За что боролись, на то и напоролись.

Пока по тексту речь идет о несложных для понимания вещах, например, таких разделах йоги, как асана или пранаяма, редактор, не упускает возможности в своих суб-комментариях проявить свою компетентность и оспорить позицию автора, которая, по мнению редактора, вовсе не следует из содержания сутр. Так появляются обширные обоснования, а иногда и простые повествования, смысл которых сводится к совершенно тривиальным вещам, не являющимся предметом Йога-сутры. Так, например, «доказывается», что под асанами Патанджали понимал не только удобные сидячие положения тела, но и все остальные асаны, подробно описанные в последующих трактатах по хатха-йоге. Или, что пранаяма – это не только и не столько один из многих метод успокоения ума, а целая наука, имеющая своей целью полную остановку дыхания.

В разделах посложнее редактор то и дело просто попадает впросак, демонстрируя свою некомпетентность. Так при обсуждении высших состояний сознания мы узнаем, что все эти самапати, самадхи и пр. – это всего лишь состояние, которое его ученики с легкостью достигают в расслаблении после комплекса упражнений, а именно – отсутствие мыслей. Или при обсуждении сути практики редактор по-своему понимает метафору, в результате чего диаметрально меняется смысл. В оригинале говорится, что практика подобна труду земледельца. В понимании этого самого труда и кроется истина.

Сатьянанда, да и другие комментаторы интерпретируют метафору, считая, что смысл духовной (а йога имеет дела именно с духом – субъектом действия) практики сводится к нахождению и устранению того препятствия, которое сдерживает заложенный природой естественный процесс эволюции сознания, подобно тому как крестьянин разбивает перемычку арыка и вода сама орошает все посевы. Редактор же считает, что земледелец кропотливо выпалывает посевы, освобождая их от сорняков. «Хорош Федот, да не тот.»

Просто удивляет находчивость редактора, удачно сочетающаяся с детской непосредственностью. С середины второй главы, где предмет заметно усложняется и уже выходит за рамки компетенции редактора, в корне меняется тактика редактирования, которая уже сохраняется до конца книги. Непосредственно в текст комментариев автора вставляются комментарии совсем другого автора из совсем другой книги, а именно академического издания перевода с санскрита комментариев Вьясы (первого комментатора) на Йога-сутру. При этом редактор не делает ссылки, как это делают даже студенты в своих курсовых работах, а просто указывает неполное название – «Классическая йога», а начиная с середины третьей главы, — другое краткое название того же источника – «Вьяса бхашья». По объему эти комментарии из совсем другой книги – от нескольких строк до полутора страниц и часто объемнее, чем комментарии оригинала.

Однако, на этом закончим описание «неведомой зверушки», и вернемся к заявленной теме статьи. Завершением всей этой кропотливой работы, по сути нужной разве что самому Учению, стало написание «Отзыва читателя», в котором подробно, на 32 стр. анализируются все обнаруженные ошибки и приводится «Представление на соискание анти премии «Абзац» на самый «лучший» перевод. Желающие ознакомиться с полным текстом отзыва, могут легко это сделать, прочтя его на сайте или скачать по ссылке в формате pdf.

Как известно, хаос – это структура с минимальной степенью порядка. Высшей же формой упорядоченности является сознание. И это отчетливо видно при сравнении двух переводов. В первом случае сознание было, насколько возможно, структурировано и, хотелось надеяться, положительно преобразовало его (сознания) содержание, а во втором, оно просто отсутствовало, представляя возможность естественному ходу вещей собирать вместе какие-то не упорядоченные фрагменты.

Не нужно быть специалистом в хаософии (нуке о хаосе), чтобы догадаться, что информационный хаос, который мы наблюдаем в частности и в йоге, является следствием хаоса в сознании людей, причастных к интересующему нас учению. На это указывал еще профессор Преображенский, когда говорил про разруху. Нужно признать, что вакуума в головах больше нет и не будет. Он давно и надежно заполнился случайными обрывками чужих знаний. Если раньше невежеством считалось отсутствие знаний, то сейчас невежество – это непонимание уже имеющихся знаний. Если раньше понимание являлось естественным результатом процесса познания, приобретения знаний, то теперь в результате получения готовых знаний наступает не понимание, а его иллюзия.

По сути вся хаософия сводится к пониманию того, что для понимания не предназначено. Хаос нельзя понять логически, потому что логика, которая с успехом используется в философии, не работает и является не более чем иллюзией логики, поскольку внутренняя логика хаоса, если она вообще существует, является его частью. Поэтому хаософии ничего не остается, как пытаться внедрить инструмент познания (сознание) в структуру хаоса.

В последнее время все большее начинает использоваться так называемая квантовая модель сознания. Исходя из положений квантовой теории, делается вывод, что изучить хаос методом внедрения в его структуру не представляется возможным, поскольку в корне отличаются принципы организации инструментов наблюдения и объектов этого наблюдения. Но что самое главное, в результате внедрения происходит воздействие инструментов наблюдения на наблюдаемый объект и он не просто «слегка» искажается, как в элементарной физике, но радикально трансформируется. Основной тезис хаософии сводится к тому, что для того, чтобы преобразовать хаос, его достаточно лишь понять.

На наших глазах происходит смена эпох. Эпоха вульгарной рациональности, в которой высшей ценностью служил смысл жизни (а не сама жизнь), а главным методом было познание истины, сменяется эпохой под еще не сложившимся названием, которая восстанавливает естественное состояние мира, в котором высшей ценностью провозглашается человеческая жизнь, а главным методом — непосредственное (не опосредованное мышлением) понимание. Понимание, которое нужно человеку не ради познания какой-то абстрактной истины, а для создания среды, максимально пригодной для полноценного существования.

А причем тут Йога? — задаст справедливый вопрос пытливый читатель. А при том, что именно она, опередив время более чем на две тысячи лет, давным-давно подробно разработала практические способы, как все это делается. И первый шаг – это осознание того, что «разруха» или хаос (кому как нравится) – в наших головах.

Нирмал Драста
2017 год
Бхарата — Индия

Нет комментариев

Нобелевская премия за суицид и фитнес

Итак, объявлен первый лауреат года, и Нобелевский комитет опять удивил научную общественность. Не то чтобы работа Ёсинори Осуми не заслуживала премии — о, еще как заслуживала! — но просто подобные работы по клеточной биологии как-то выпадают из сферы внимания публики. То ли дело сенсационная система редактирования генов CRISPR-cas9, которая была фаворитом прогнозов. Клеточные биологи — люди скромные. Я помню, как в 2013 году, когда Нобелевку дали за систему внутриклеточного транспорта, я и мои коллеги сидели в студии «Дождя» и изумленно лупали глазами: вроде все понимают, что это наука наивысшего класса, но ничего попсовенького сказать на эту тему никак не получается. В общем, никогда такого не было, и вот опять.

Нобелевская премия за суицид и фитнес

Но вернемся к лауреату. Осуми получил премию за открытие механизма аутофагии. Аутофагия — это, если совсем кратко, вот что такое: в живой клетке есть много ненужного, и она умеет от этого избавляться. Иногда это просто негодные белки (за выяснение вопроса о том, как клетка ест свои ненужные белки, Нобелевскую премию дали еще в 2004 году). Но часто клетка начинает пожирать себя крупными кусками: в дело идут целые здоровенные органеллы. Механизм этого самоедства тоже начали распутывать не вчера: еще в 1974 году Кристиан Рене де Дюв получил Нобелевскую премию за открытие лизосом. Лизосома — это такой мешок, в котором как раз и происходит переваривание крупных кусков клетки.

И тут — мы подобрались к сути дела — в игру вступают эти самые «аутофагосомы», которые у нас сегодня празднуют свой звездный час. Они, собственно, доставляют к лизосомам всякую всячину. То есть именно там происходит выбор: пожирать ли себя, и если да, то с каких кусочков уместнее начать.

Осуми решил распутать эту историю на примере дрожжей. Действовал он ровно так, как всегда действовали классические генетики — напрямую и практически без фантазии. Сперва получил мутантные дрожжи, у которых лизосомы не могли делать свою работу. Потом заставил эти дрожжи голодать. А голодание — как раз тот самый сигнал, который заставляет клетку задуматься о том, нету ли в ней чего-нибудь лишнего, что можно было бы съесть. И как только бедненькие дрожжи-мутанты проголодались, доктор Осуми с изумлением увидел, как их вакуоли начинают прямо на глазах набиваться аутофагосомами — пузырями, набитыми готовой к перевариванию всячиной. А поскольку переваривать-то это все клетка как раз не могла — результат был очень наглядным и легко видимым в микроскоп.

Дальше опять генетическая классика. Теперь Осуми подверг эти самые дрожжи новому мутагенезу (то есть просто облучил клетки рентгеном в надежде порушить разные гены, некоторые из которых, возможно, участвуют в этой истории). Он отбирал тех мутантов, у которых эта красивая реакция на голодание протекает с нарушениями или вообще незаметна. Мутантов, как полагается у генетиков, подвергли всяким скрещиваниям, распределили по группам, потом выяснили, какие именно гены разрушены в каждом из них. Потом посмотрели, какие белки соответствуют этим генам. Узнали, как эти белки взаимодействуют друг с другом. И буквально через пару лет — в середине 1990-х — весь механизм аутофагии лежал перед учеными как на тарелочке.

Хочется тут отметить вот что. Нам, легкомысленным популяризаторам, всегда приятно рассказывать о работах, где в основе лежит какой-нибудь ловкий фокус, неожиданная эврика, задним числом понятная даже непосвященному, но до которой почему-то никто, кроме автора открытия, не додумался. В случае Ёсинори Осуми ситуация совершенно другая. Нет, в работе было множество ловких находок и виртуозных опытов, однако сам ход исследования — разработать модельную систему, выделить мутантов, охарактеризовать гены, установить их взаимодействие, выделить соответствующие белки и т. п. — это такая азбука молекулярно-биологического исследования, которой учат несмышленых студентов. Сегодняшний нобелевский лауреат просто применил эту методику к одной проблеме — и методично довел дело до конца, нигде не сбившись.

В результате мы, люди, знаем куда больше, чем знали до того, как Ёсинори в первый раз залил чашку Петри агаром и посеял на нее дрожжи. Примерно ради этого и существуют ученые.

Теперь главный вопрос: почему какая-то ерунда у дрожжей — это важно? Ответ: потому что это все бывает не только у дрожжей; дрожжи были выбраны просто потому, что с ними проще получать мутантов и вообще делать разную генетику. Аутофагия — это всеобщий ответ всего живого на голодание. Например, когда вы занимаетесь спортом и ваше огромное жирное брюхо за считаные недели превращается в упругий спортивный живот, там, в глубине жирных складок, происходит именно этот процесс. Ваш организм всегда готов подвести промежуточный баланс энергии, и если приток калорий в виде пончиков ниже, чем расход энергии на бег, клетки будут получать энергию, пожирая сами себя. И участвовать в этом (там, в ваших складках) будут практически те же самые гены и белки, что делали это в клетках дрожжей на лабораторном столе доктора Осуми.

Но жирное брюхо — это даже не самое главное. Гораздо важнее то, что с помощью аутофагии мы фактически становимся теми, кто мы есть. Пока мы были зародышами, наши клетки делились, менялись, формировали разные ткани — и при этом в огромном числе гибли. Формирование организма в материнской утробе похоже на искусство скульптора — там отсекается довольно много лишнего. И механизмы клеточного самоубийства, которые при этом работают, позарез нуждаются в этой самой аутофагии, которую мы с вами сегодня празднуем.

Подробно прочитать про открытие Осуми по-английски можно на сайте Нобелевского комитета

Историческая справка

В заключение давайте взглянем на сегодняшнюю Нобелевку с высоты истории. Нобелевский комитет состоит из слабых и грешных людей, хоть и весьма знающих ученых, и может делать ошибки. Ошибок таких в его истории было немало. Вот например:

Нобелевскую премию дали зря. Самый известный случай — премия 1949 года за лечение психических расстройств лоботомией. Менее известны премии 1927 года за лечение деменции путем заражения малярией, и 1903 года — за лечение волчанки светом. А в 1948-м Пол Мюллер получил премию за настоящее открытие, однако сейчас многие думают, что сделал он его напрасно. Мюллер открыл ДДТ — главный пестицид столетия, изуродовавший природу так, что расхлебывать приходится до сих пор. Пусть бы лучше волчанку светом лечил, все меньше вреда.

Нобелевскую премию не дали, хотя надо было. Хрестоматийный случай — открытие того, мягко говоря, немаловажного факта, что в основе жизни на Земле лежит ДНК. Вряд ли людям за их историю приходилось узнавать что-то более важное для всех наук о природе, физиологии и медицины. Тем не менее Освальд Эйвери, установивший этот факт, премию так и не получил, хотя и номинировался на нее. В том числе и в 1949 году, когда награждали за лоботомию.

Нобелевскую премию дали не тому. В 1923 году Фредерик Бантинг и Джон Маклаод получили премию за открытие инсулина. На самом деле Бантинг открыл инсулин вместе со своим студентом Чарльзом Бестом. Джон Маклаод — начальник Бантинга, который в момент открытия вообще был в отъезде. В СССР было принято награждать премиями (Ленинскими или Государственными) непременно всех начальников ученого вплоть до директора института, но для Нобелевского комитета такая ошибка — скорее редкое исключение.

Нобелевскую премию дали не за то. Наш соотечественник Иван Павлов получил премию в 1904 году с формулировкой «за физиологию пищеварения». На самом деле, разумеется, Павлов своими опытами на собаках приблизился к пониманию того, как мы мыслим, а не как мы едим. Однако ясно это стало лишь почти век спустя. В 1904 году поместить рядом слова «собака» и «думать» было немыслимо. А сто лет спустя, когда Эрик Кандел получал Нобелевку за свои работы с гигантским нейроном аплизии, рядом стояли уже слова «моллюск» и «память». Вот как мы расширили сознание всего за сотню лет.

В свете этих казусов приходится признать, что в этом году Нобелевская премия по физиологии и медицине практически идеальна. Ее дали (что бывает нечасто) единственному ученому, который сам делал большую часть экспериментальной работы. В результате этот ученый в одиночку прошел путь от незнания к знанию, распутав весьма непростой элемент природы. Это классическое (по своему дизайну) научное исследование, положившее начало классической (по фундаментальной значимости) биологической парадигме.

В общем, поздравление Ёсинори Осуми, а также всем его коллегам — генетикам дрожжей, которых автор этих строк всегда бесконечно уважал за то, что они занимаются таким невыразимо скучным, но одновременно неоценимо важным делом.

Автор:
Алексей Алексенко
Сноб

Нет комментариев

Что именно происходит с мозгом, когда вы медитируете?

Что именно происходит с мозгом, когда вы медитируете?Медитация — это серьезное упражнение для психики и тела. Что происходит с мозгом во время этого процесса? Может ли медитация быть опасной для людей психическими расстройствами?

В 1979 году в одной из гостиниц города Пуна случилось несчастье: человек, который только что вернулся из Катманду после 30-дневного курса медитаций, покончил с собой. Корреспондент журнала The Humanist Мэри Гарден, которая тоже остановилась в этом отеле, разговаривала с ним накануне. По ее словам, мужчина не выказывал признаков психического расстройства: он был дружелюбен и не выглядел огорченным. Тем не менее наутро он спрыгнул с крыши.

Сегодня можно прочитать множество правдивых положительных историй о посещении медитативных курсов. Ежегодно десятки тысяч людей отправляются в специализированные школы дома и за границей, чтобы улучшить качество своей жизни, здоровье и взгляд на мир. Однако история медитации насчитывает больше 3000 лет, и целью этих практик никогда не было то, что сегодня зачастую ищут и находят в них люди с Запада: релаксация и снятие стресса. Изначально медитация была, да и сегодня остается духовным инструментом, созданным, чтобы «очистить» разум от примесей и помех и помочь человеку достичь внутреннего просветления в той форме, в которой понимает его религия буддизма.

Pro: отдых для мозга и внимание к «я»

Как же выглядит медитативный процесс с точки зрения физиологии мозга? По данным специалистов из США и Тибета, проводивших исследования среди людей, которые постоянно практикуют созерцательную медитацию, во время этого процесса нейронная активность в центрах, отвечающих за переживание счастья, повышалась на 700–800%. У испытуемых, которые начали практиковаться недавно, это значение было заметно ниже: всего 10–15%. В своей книге «Будда, мозг и нейрофизиология счастья» исследователи отмечают, что в первом случае речь идет о людях, которые оттачивали свое мастерство на протяжении многих лет и в общей сложности успели посвятить медитации от 10 000 до 15 000 часов, что соответствует уровню спортсменов-олимпийцев. И все же с новичками произошло то же самое, пусть и в меньшем объеме.

Нейрофизиологи из Университета Осло, Норвегия, выяснили, что во время недирективной медитации (она позволяет сконцентрироваться на дыхании и отправить мысли блуждать) активность мозга возрастает и в областях, ответственных за создание мыслей и чувств, связанных с собственным «я» человека. Ученые заметили, что медитация-сосредоточение таких результатов не дала: в этом случаев уровень работы «я-центров» оказался таким же, как при обычном отдыхе. «Эти области мозга демонстрируют наивысшую активность, когда мы отдыхаем, — рассказывает автор исследования, специалист Университета Осло Свенн Давангер. — Это своего рода базовая операционная система, сеть взаимосвязанных операций, которая выходит на первый план, если внешние задачи не требуют внимания. Любопытно то, что недирективная медитация активизирует эту сеть сильнее, чем простое расслабление».

С точки зрения физиологии мозга медитация действительно похожа на отдых. Группа ученых из Гарварда выяснила в ходе исследований, что во время этого процесса мозг перестает обрабатывать обычные объемы информации. Характерный для состояния активного бодрствования бета-ритм (ритм ЭЭГ в диапазоне от 14 до 30 Гц с напряжением 5–30 мкВ) угасает. Это, по всей видимости, позволяет мозгу восстановиться.

Специалисты из Гарварда также провели магнитно-резонансное сканирование мозга людей, регулярно занимавшихся медитацией в течение 8 недель. Оценив состояние мозга сразу после 45-минутной практики, они заметили, что во многих областях активность почти угасла. У испытуемых практически «выключились» лобные доли, ответственные за планирование и принятие решений, затихли теменные участки коры, обычно занятые обработкой сенсорной информации и ориентированием во времени и пространстве, замедлилась работа таламуса, который перераспределяет данные органов чувств, и угасли сигналы ретикулярной формации, чья работа позволяет приводить мозг в состояние «боевой готовности». Все это позволило мозгу «расслабиться» и заняться обработкой данных, связанных с собственной личностью человека, а не с внешним миром.

Contra: избыток серотонина и исчезновение границ

Даже далай-лама уверен, что с медитацией нужно быть осторожным: «Западные люди переходят к глубокой медитации слишком быстро: им нужно узнавать о восточных традициях и тренироваться больше, чем они делают обычно. В противном случае возникают ментальные и физические трудности».

Нейрофизиологи отмечают, что медитация и впрямь может плохо сказаться на психическом здоровье, особенно если вы уже страдаете от какого-то расстройства. Доктор Соломон Снайдер, глава кафедры нейрофизиологии Университета Джона Хопкинса, предупреждает, во время медитации в мозгу дополнительно высвобождается серотонин — один из главных нейромедиаторов, который руководит многими системами организма. Это может быть полезно при мягкой депрессии, однако излишки серотонина способны вызвать парадоксальную тревогу, возникающую на фоне релаксации. Вместо расслабления человек в таком случае получает глубокую печаль или паническую атаку. При шизофрении, по словам Снайдера, медитация в отдельных случаях способна вызвать психоз.

Доктор Эндрю Ньюберг из Университета Пенсильвании в ходе своих исследований выяснил, что медитация уменьшает кровоток в задней части верхнетеменной извилины, ответственной за глубокую чувствительность и границы тела. Это вполне объясняет чувство «единения с миром», о котором нередко рассказывают люди, испробовавшие на себе такие практики. «Если заблокировать работу этой извилины, — говорит Ньюберг, — вы перестанете чувствовать, где заканчивается ваша личность и начинается окружающий мир». «Медитация не будет полезна поголовно всем пациентам с эмоциональными расстройствами, — уверен коллега, профессор Ричард Дэвидсон из Висконсина. — Для некоторых категорий людей она может оказаться даже вредна». Дэвидсон утверждает, что медитативные практики «способны изменить состояние нейронной ткани в участках мозга, ответственных за способность к эмпатии, а также внимание и эмоциональные реакции». Это, по словам профессора, может негативно сказаться на отношениях с окружающими людьми и привести к появлению чувства потери и одиночества, которые способны подорвать настроение человека, даже если он психически здоров.

В пользу осторожного обращения с медитативными практиками высказываются не только нейрофизиологи. Кристофе Титмусс, бывший буддийский монах, который ежегодно посещает випассану в одной из индийских школ, предупреждает, что изредка люди переживают в ходе такого курса весьма травматический опыт, из-за чего впоследствии им требуется круглосуточная поддержка, медикаменты и даже госпитализация. «Некоторые испытывают кратковременное состояние ужаса от того, что их мозг вышел из-под контроля, и боятся сойти с ума, — добавляет он. — Вдалеке от привычной повседневной реальности сознанию трудно восстановиться, так что такому человеку обычно нужна помощь извне». Однако Титмусс отмечает, что, по его мнению, медитация вызывает подобные эффекты не сама по себе. «Функция медитативного процесса, как указывал Будда, заключается в том, чтобы он стал зеркалом, отражающим нашу суть», — рассказывает бывший монах.

Противопоказания

Таким образом, если человек страдает депрессией, шизофренией, биполярным аффективным расстройством или другим психическим заболеванием, медитация может обернуться для него неприятностями: обострением, психозом или даже попыткой суицида. В некоторых школах духовных практик сегодня даже применяются опросники, которые позволяют выявить и отсеять среди претендентов тех, кто уже сталкивался с психическими расстройствами сам или знает, что такие случаи были в его семейной истории. Однако ничего удивительного в этом нет. Медитация — это способ активного использования и тренировки психики, точно так же, как бег — это способ тренировки сердца и ног. Если ваше сердце или суставы не всегда работают хорошо, вам нужно бегать осторожно или выбрать другой вид нагрузки.

Источник:
Т&P

Смотрите также:
World Peace Through Meditation (.pdf; 6300 Kb)
— одно из наиболее известных исследований влияния медитации на внешний мир

Нет комментариев