эго-психология

Алмазный подход к внутренней работе

Журнал «Эрос и Космос» делится с читателями радостной новостью: на русском языке в издательстве «Ганга» вышла первая книга из серии «Алмазное сердце» кувейтско-американского психолога, мыслителя и духовного наставника А. Х. Алмааса. С любезного разрешения Александра Нариньяни, выпускающего редактора серии «Самадхи», мы публикуем третью главу из книги «Элементы настоящего в человеке» — «Алмазный подход к Работе».

Изображение: diamondapproach​.org

Мы называем подход к внутренней работе, ко­торую мы делаем здесь, «алмазным подхо­дом». Что мы подразумеваем под этим? Есть два уровня смысла. Один из них буквальный, а дру­гой — метафорический. Буквальный смысл труднее понять, потому что его понимание требует опыта, поэтому пока я буду говорить только о метафориче­ском значении.

«Алмазный подход» означает метод, который ис­пользует качества огранённого алмаза (или брилли­анта), — то, что я называю алмазным восприятием. Алмаз имеет исключительную точность, и он может прорезать твёрдые материалы, не будучи разрушен. Подход, который мы используем здесь, сфокусиро­ван и точен, как лазерная хирургия. Кроме того, как и алмаз-бриллиант, наш подход долговечен, ценен и драгоценен.

Мы также используем слово «Работа», когда го­ворим об алмазном подходе. Полезно знать, что это означает, чтобы мы могли более точно понять, что мы здесь делаем. Насколько мы знаем, люди всег­да отличались от животных тем, что они страдают от определённого вида боли, которую другие суще­ства не испытывают. Все формы жизни страдают от болезней, несчастных случаев, смерти. Но помимо этого люди испытывают эмоциональные и душев­ные страдания и мучения. Мы знаем, что на протя­жении всей истории люди испытывали эмоциональ­ную боль, недовольство, отсутствие удовлетворения и умиротворения. То, что люди переживают сейчас, не является чем-то новым; это существовало всегда. Может быть, наши страдания больше, чем тысячи лет назад, но это всё ещё, как правило, те же страдания.

В дополнение к этому общечеловеческому поло­жению дел всегда существовала горстка людей, об­ладающих знанием, что большинство этих страда­ний связано с отчуждением человека от самого себя. По большей части наше неудовлетворение связано не с болезнью или материальными проблемами, а с тем, что мы не являемся самими собой. Со страда­ниями, вызванными болезнью или старением, мало что можно поделать. Однако некоторые люди видели, что эмоциональные страдания не являются неиз­бежными в той же степени. Это связано с тем, что мы не знаем, кто мы, не знаем Бытия, нашей истин­ной природы, у нас нет свободы быть самими собой. Именно это отчуждение оставляет нас с чувством пустоты и глубоких страданий, что со временем при­водит к физическим трудностям, психосоматиче­ским заболеваниям и другим проблемам.

Наряду с этим знанием причины наших страда­ний существует также знание о том, как привести человека обратно к себе, если он хочет и способен следовать этому пути. «Работа»1  — это любой путь, школа или метод, который признаёт факт страдания и причину ненужных страданий и направлен на то, чтобы вернуть человека к его истинной природе, ко­торая позволит ему устранить ненужные страдания.

А. Х. Алмаас. Алмазное сердце. Кн. 1: Элементы настоящего в человеке [пер. с англ. А. Макарова]. — М.: Ганга, 2021. — 406 с. — (Самадхи)

Цель Работы, однако, в первую очередь заключает­ся не в искоренении страданий. Желание вернуться к истинной природе — это врождённый импульс, который наличествует даже при отсутствии стра­даний. Чем больше мы в контакте с самими собой, тем больше мы чувствуем это исконное желание уз­нать себя и быть теми, кто мы есть на самом деле. Мы стремимся к свободе жить так, как мы должны жить, чтобы реализовать весь наш потенциал. Когда мы не живём так, мы страдаем. Это страдание, в от­личие от проблемы, которую стремится решить Рабо­та, является просто тягой к нашему истинному «я», подобной сильному голоду. Это сигнал о том, что мы хотим вернуться к нашей истинной природе. Цель многих школ и методов на протяжении всей исто­рии заключалась в том, чтобы вернуть людей к их ис­тинной природе. Этот импульс вдохновил религии и духовные движения во всём мире. Работа, как мы видим, очень стара. Она сосуществует с человече­ством на протяжении всей его истории.

Так что же, если говорить более конкретно, пред­ставляет собой алмазный подход к Работе? Чтобы приблизиться к пониманию алмазного подхода, мы можем взглянуть на трудности, связанные с Работой. Всегда считалось, что Работа есть то, чем очень слож­но заниматься как людям, участвующим в ней, так и тем, кто основал школы для занятий Работой. Было также принято считать, что очень немногие люди — лишь небольшая часть человечества — попытаются встать на путь возвращения к себе, ещё меньше до­берутся докуда-нибудь, и ещё меньше на деле завер­шат этот путь. Этот путь опасен, и из-за этого очень немногие пытались его совершить, и очень, очень немногие завершили его. Люди видели это так: сама природа Работы сложна и опасна. Однако сейчас мы понимаем, что, вопреки предположениям прошлого, сложной оказывается не сама природа Работы. При­чина, по которой прежде так казалось, заключается в первую очередь в том, что у нас не было определён­ного вида знаний — того, что мы называем психоло­гическим знанием.

Предполагалось, например, что человек нуждает­ся в огромной силе воли и решимости, чтобы иметь возможность заниматься Работой. Эта задача требу­ет огромной силы воли и решимости, и в прошлом именно ученика обвиняли в неспособности при­менить силу воли в достаточной степени. Учитель говорил, что, дескать, ученик недостаточно целеустремлён, недостаточно привержен цели, он был недостаточно волевым. И это было правдой. Это всегда происходило и происходит в процессе Рабо­ты. Поэтому учителя подталкивали учеников, делая всё, чтобы заставить их продвинуться вперёд — ис­кушая их, управляя ими, — одним словом, делали всё, что может помочь добиться успеха в том, чтобы заставить их использовать свою волю и решимость продолжать работать.

Теперь мы понимаем, что человек не может ис­пользовать свою волю, если воля заблокирована или подавлена. Мы знаем, что воля блокируется и по­давляется по конкретным причинам. Наша работа в этой группе показала нам, что одной из многих причин подобного рода подавления является страх перед кастрацией. Этот бессознательный страх хоро­шо известен и задокументирован в психоаналитиче­ской литературе, хотя его связь с волей, как правило, не просматривается. Как только человек пытается использовать свою волю, он начинает испытывать ужасный страх — страх кастрации. Это может быть кастрация как отсечение гениталий или кастрация ощущения собственной самости, энергии, воли. Че­ловек даже не знает, что испытывает этот страх. Он знает только, что его воля недоступна, что он не мо­жет действовать решительно, не может делать труд­ные вещи.

Как этот человек обретёт свою волю, когда он чув­ствует, что с ним случится что-то ужасное, если он приблизится к ней? Этот страх может проявляться как чувство «со мной что-то случится», или «я ум­ру», или «я сейчас попаду в аварию» — и тому по­добные вещи. Каким бы убедительным ни был учи­тель, человек не может приблизиться к этим страхам. Дело даже не в том, что он не хочет использовать свою волю; дело в том, что он не умеет и не может делать этого. Его воля неприступна из-за её постоян­ного подавления. Она была отрезана из-за конкрет­ных бессознательных опасений. Поскольку страхи бессознательны, сознательный разум не имеет над ними контроля. Так что, когда вы сопротивляетесь страхам, они становятся сильнее. Учитель может затем сказать ученику «уступить», «смиренно от­даться». Ученик может знать, что ему действитель­но лучше уступить, но не знает, как это сделать. Са­ма мысль об этом приводит его в состояние ужаса. Что значит «уступить» или «смиренно отдаться»? Для бессознательного смиренная отдача себя озна­чает потерю, отказ от части себя, распад — ужасные вещи.

Было также сказано, что очень мало людей занима­ются Работой, потому что большинство людей не со­бираются брать на себя достаточных обязательств. Люди не решаются ступить на такой путь, потому что боятся потерять свою личную свободу. Учитель затем обвиняет ученика в том, что он недостаточно привержен делу. Он или она говорят: «Вы должны быть более преданными». Или: «Вы просто не знае­те, что хорошо для вас».

Это может быть и правдой, но это ничего не ре­шает. Ученики стараются быть приверженными делу, но теперь мы знаем, что вопрос приверженности связан с некоторыми очень глубокими трудностями. Мы знаем, например, что, для того чтобы человек мог действительно посвятить себя Работе, ему при­ходится иметь дело со своими бессознательными страхами по поводу разлучения (или сепарации). У всех нас есть глубокий страх потерять наше чув­ство идентичности, наше чувство того, кто мы есть, нашу «отдельность», нашу индивидуальность. Хотя в действительности в Работе не случается потеря этих вещей: скорее, наоборот — есть подлинные причины для этих опасений. Они происходят из бессознатель­ных убеждений, которые возникли в младенческом возрасте. Бессознательное считает, что если человек посвящает себя чему-либо, он теряет себя. В некото­ром смысле это действительно так. Когда мы дела­ем Работу, мы проходим через отделение от ложной личности, с которой мы отождествляемся вначале. Чтобы сохранить приверженность Работе, мы долж­ны преодолеть эти опасения потери идентичности. Только тогда можно увидеть и развить нашу истин­ную идентичность.

Приверженность Работе ради нахождения себя для большинства людей не имеет смысла из-за их бес­сознательных убеждений о приверженности. «Что значит „посвятить себя“? — спрашивает бессозна­тельное. — Если я посвящу себя, что останется от ме­ня?» Из нашей Работы мы знаем, насколько острыми и убедительными являются эти тревоги. Мы призна­ём, что многие из этих тревог бессознательны; снача­ла мы даже не знаем, что они существуют. Они про­сто влияют на нас. Мы видим это в отношениях. Мы знаем, как трудно посвятить себя отношениям, даже если чувствуем, что нашли человека, которого иска­ли, и наши проблемы должны на этом закончить­ся. Бессознательное говорит: «Подождите минутку! Что со мной теперь будет?». Эти же бессознательные конфликты возникают, когда вы хотите посвятить се­бя Работе. Таким образом, мы видим, что нам было трудно делать Работу, потому что приверженность, воля, понимание были, как правило, недоступны из-за подавленных страхов и сопротивления, кото­рые полностью бессознательны, контролируют наше поведение и становятся сильнее, если мы оказываем им противодействие.

Поскольку ложная личность является барьером, который блокирует наш контакт с нашей истин­ной природой, Работа всегда требовала, чтобы лю­ди начинали вносить изменения в модели-паттер­ны поведения, которые являются проявлениями их ложной личности. Чтобы помочь ученикам разотождествиться с чувством собственной личности, различные школы Работы учили людей не быть эгоистичными, но быть щедрыми и сострадатель­ными. Тем не менее, как мы знаем, если говорить ученикам не быть эгоистичными при работе с са­мостью, это не очень помогает в выполнении по­ставленных задач. Например, у нас есть определён­ные страхи и дефицитарности, которые делают нас жадными; мы не перестанем быть жадными просто потому, что кто-то говорит нам об этом. Возможно, мы бессознательно считаем, что должны бороться за то, чтобы просто выжить, даже если это очевидно не так в наших текущих обстоятельствах. Независи­мо от того, верим мы в это или нет, мы будем чув­ствовать себя жадными до тех пор, пока существует подобная бессознательная вера.

Бессознательные страхи и напряжённость, кото­рые действуют как барьеры для опыта Сущности и потока физических и тонких энергий, рассма­триваются через тонкие чувства как некий вид тьмы, блок в потоке энергии. Множество мето­дов было разработано на протяжении многих лет, чтобы обойти эти барьеры, эти тёмные пятна, для того чтобы позволить энергии продолжить дви­жение. Некоторые используют упражнения или асаны, пытаясь обойти те или иные барьеры. Не­которые проталкивают себя через тёмные пятна одной лишь силой воли или преданности: меди­тируют по десять часов в день в течение десяти лет и т. п. Эти методы очень мощные, и они работа­ют — но обычно только для счастливого человека, не имеющего множества препятствий, во всяком случае непреодолимых.

Занимающиеся Работой люди знают, что эти ба­рьеры связаны с обусловленностью и что ложная личность возникает из обусловленности. О качествах ложной личности известно многое: о том, как она ведёт себя, как она отводит человека от Сущности. Некоторые методы занимались разработкой «про­тивоядий» для каждого тёмного качества; они могут принимать форму различных медитаций, упраж­нений, визуализаций, йоги и т. д. При использова­нии этих методов учителям пришлось интенсивно работать, чтобы толкать и тянуть учеников через пре­пятствия, — как правило, с ограниченным успехом.

Из-за сложности пути учеников, как правило, принимали в Работу (особенно в серьёзных школах) только в том случае, если они действительно хотели всецело посвятить этому свою жизнь. Учителя знают, что если ученик не готов сделать это, путь никогда не может быть завершён. Это просто слишком слож­но из-за опасений и сопротивления. Проводились все виды процедур отбора; человека могли испыты­вать в течение многих лет, прежде чем его прини­мали в Работу. Это было необходимо (и до сих пор практикуется в самых серьёзных школах), потому что для учителя проводить время с учеником, кото­рый не будет двигаться по пути, является пустой тра­той времени.

Таким образом, мы видим, что очень мало людей могли заниматься Работой, чтобы научиться тому, что такое Сущность, и познать полноту того, что зна­чит быть истинным человеком — взрослым предста­вителем своего вида, а не младенцем. С точки зрения сущностного развития большинству людей всего не­сколько лет. Существует очень мало взрослых.

Очень мало людей могли заниматься Работой, чтобы научиться тому, что такое Сущность, и познать полноту того, что зна­чит быть истинным человеком

Именно изменения и открытия в психологии, ко­торые произошли прежде всего в двадцатом веке, позволяют нам увидеть, как люди застряли в детстве и обусловлены этим состоянием. Подход психоло­гии и психотерапии, возникший на Западе, является новым подходом к проблеме эмоциональных стра­даний. Со времён Фрейда накопилось много знаний о бессознательном и личности. Психология, наука о разуме, обеспечивает тот объём понимания, кото­рого так не хватало в Работе. Но те, кто развил зна­ния и практику психологии, вообще-то не являются теми, кто находится в Работе. Они стремятся облег­чить страдания, пытаясь урегулировать конфликты на эмоциональном уровне. Как правило, Сущность не признаётся в психологии и психотерапии, поэтому они не видят отчуждения от Сущности. Они видят, что люди не в контакте со своими эмоциями и ощущениями; они видят, что ими управляют слож­ные структуры бессознательных убеждений, страхов и защитных механизмов. А вот это «надбавочное» измерение — существование истинной Сущности, как правило, в психологических теориях не рассма­тривается и не принимается во внимание.

В наши дни психологические теории и психо­терапевтические подходы постоянно расширяют­ся, но ни один из них не кажется полным, и у них разные показатели успеха. С точки зрения Работы очевидно, что эти подходы не могут быть полно­стью успешными в преодолении страданий, если они не принимают во внимание Сущность и нашу отчуждённость от неё. Самой базовой причиной наших страданий является не эмоциональный кон­фликт. Мы переживаем эмоциональный конфликт, потому что не знаем своей истинной природы. Это отличается от психологии, которая рассматривает эмоциональные конфликты как причину страданий. Пережитые в детстве проблемы с окружающей сре­дой порождают в нашей бессознательной психике конфликты, которые, в свою очередь, вызывают труд­ности в нашей повседневной жизни. Люди не видят, что эти конфликты порождают отчуждение от основ­ных частей нас самих, которые являются источником нашего счастья, радости и удовлетворения.

Предположим, что всякий раз, когда человек вы­ражал свой гнев в детстве, его мать отвергала его, отступала от него или пугалась. Поскольку индивид отождествляет мать с любовью и слиянием (по край­ней мере в младенчестве и раннем детстве), то, когда он позднее будет испытывать гнев, он будет боять­ся потери любви и слияния. В его прошлом качества любви и слияния не были совместимы с гневом. Его мать отстраняла свою любовь от него, когда он вы­ражал гнев. В нашей Работе мы понимаем, что сила и сексуальность тесно связаны с гневом; в них уча­ствует энергия отделения (сепарации), или агрессии. Поэтому, когда подобный человек испытывает лю­бовь и слияние с другим человеком или ситуацией, он чувствует угрозу своей силе и сексуальности. Это ткань боли и замешательства, от которых мы страда­ем в нашей повседневной жизни. Как многие из вас видели в своей Работе здесь, мы, как правило, не мо­жем приблизиться к основным состояниям, связан­ным с любовью, гневом или сексом, не испытывая тревоги, страха и даже паники.

И что это значит? Наши детские переживания разочарования, конфликтов и отвержения приво­дят к утрате сущностных состояний. Поскольку это именно те качества, по которым мы так томимся, путаница и неудовлетворённость в нашей взрослой жизни неизбежно коренятся в этой утрате. Потеря переживается как чувство пустоты, бессмысленно­сти, омертвелости, нехватки (или дефицитарности).

Подводя итог, мы видим, что эффективность школ Работы была ограничена отсутствием знаний о специфических бессознательных барьерах, которые ме­шают нам испытывать соответствующие сущностные состояния, составляющие нашу истинную природу. Эффективность психотерапии, в свою очередь, огра­ничена неведением относительно сущностных со­стояний; заключения в ней выводятся на уровнях эго и эмоций, которые не являются уровнями, способны­ми принести нам окончательное удовлетворение.

В последнее десятилетие некоторые люди начали интегрировать эти два подхода и добились опреде­лённого успеха в зависимости от их опыта и знаний. Но это ещё не алмазный подход к Работе. До сих пор попытки интегрировать Работу со знанием о процес­сах обусловливания и структуре бессознательного были очень общими. Они были эффективны для не­которых людей, но они по-прежнему увековечивают ненужный раскол между учеником, который всё ещё в значительной степени отождествляется со своей ложной личностью, и переживанием этим учеником своей Сущности. До сих пор закономерность заклю­чается в том, что психологическая работа, как ожи­дается, будет вести учеников из пункта А в пункт Б. Затем Работа, как ожидается, должна будет привести их из пункта Б в пункт В. Психологическая работа проводится для того, чтобы растворить ложную лич­ность; только тогда появляется возможность для сущ­ностного развития.

Алмазный подход отличается от этих подходов тем, что он работает над восприятием и растворением ложной личности одновременно с восприяти­ем и развитием сущностных состояний. Чтобы объ­яснить, как работает этот метод, я кратко расскажу о том, что мы называем «теорией дыр».

Алмазный подход работает над восприятием и растворением ложной личности одновременно с восприяти­ем и развитием сущностных состояний

В истории Работы и литературе о ней мы видим: знание того, что мы называем «Сущностью», являет­ся основной целью Работы. В западной философии Платон говорит о чистых идеях, или платоновских формах. Платон, ученик Сократа (человека, осущест­влявшего Работу), писал о дискуссиях Сократа с уче­никами относительно того, что называется «вечными истинами». (Мы называем их качествами Сущности. К ним относятся мужество, правда, смирение, любовь и т. д.) Сократ хотел показать, как люди учатся этим вещам. Он показал, что мы не можем учиться этому у кого-то другого. Никто не может научить вас каче­ству мужества или любви. В своих заключительных аргументах он показал, что мы знаем эти вещи лишь путём их припоминания.

У каждого человека есть некоторая память об этих сущностных формах. Мы видели в нашей работе, что стабильная характеристика сущностных состоя­ний — это чувство, что вы уже знали это раньше; вы здесь уже бывали, вы вспоминаете более фундамен­тальную реальность, которую вы в процессе жизни забыли. Итак, мы знаем, что, хотя мы в целом того не осознаём, эта память о Сущности присутствует, и мы знаем, что процесс припоминания нашей Сущ­ности — это процесс вспоминания самих себя, воз­вращения к нашей истинной природе.

Есть ещё одна вещь, которую мы должны знать, чтобы понять, как работает наш метод: она заключается в том, что Сущность — это не один большой кусок чего-то, не одно состояние, переживание или режим бытия. Сущность имеет множество состоя­ний или качеств (или она является ими). Существует истина, существует любовь, существует сострадание, существует объективное сознание, существует цен­ность, существует воля, существует сила, существует радость. Всё это — разные качества Сущности. Они являются различными гранями алмаза, отражающи­ми различные цвета.

Хотя всегда было известно, что «Сущность» име­ет много граней, большинство школ уделяют больше внимания одному качеству или кластеру качеств, чем другим. Некоторые школы, например, делают акцент на Любви. Они используют приёмы для раз­вития Любви. Они говорят о Любви. Они молятся. Они поют. Они поклоняются гуру. Они поклоняют­ся Богу. Они предают себя Любви. В других подхо­дах особое внимание уделяется служению и работе. Одни больше используют энергетические центры живота. Иные подчеркивают Истину или поиски Истины. Иные — Гурджиев, например, — подчерки­вали важность Воли, при помощи которой человек прилагает максимальные усилия. Аспекты Сущно­сти, выделенные тем или иным методом, зависят от опыта и характера учителя или создателя метода. Часто учитель должен был прорабатывать определённую часть себя более глубоко, чем другие части. Качество Сущности, связанное с этой частью, может быть очень сильным. Так как именно благодаря это­му качеству учитель достиг понимания и воплоще­ния Сущности, он развивает свой метод преподава­ния вокруг этого качества.

Очень немногие школы работали с Сущностью во всей её полноте. Это приводит к кажущимся разногласиям между различными учениями. Мухам­мед говорит совсем иначе, чем Иисус, и Будда гово­рит по-своему. Нынешние учителя говорят разные вещи. Некоторые учат смиренно предавать себя в ру­ки Бога. Некоторые ищут «голубую жемчужину». Некоторые говорят, что нужно прилагать сознатель­ные усилия, искать свою волю. Некоторые говорят, что ответ — Пустота. Поскольку большинство этих людей не знают, что Сущность имеет много качеств, каждый думает, что другие ошибаются. Если вы ве­рите, что чрезвычайные усилия воли ведут вас к ва­шей сущности, вам кажется очевидным, что любовь здесь не сработает. Любовь может означать для вас слабость, сентиментальность. Поэтому в некоторых группах, по крайней мере на какое-то время, воля развивается ценой любви, потому что они кажутся несовместимыми.

Мы знаем, что Сущность — это то, о чём мы уз­наём путём припоминания, — вспоминая о том, что мы когда-то знали. Вы все имели непосредственный опыт переживания этого. Итак, когда и почему мы забыли то, над чем мы сейчас работаем, пытаясь это вспомнить?

Каждый рождается с Сущностью. Ваша сущность, так же как ваше физическое тело, следует определён­ной закономерности развития. Новорождённый ре­бёнок в основном находится в состоянии, которое мы называем «сущностью Сущности» — недифферен­цированным состоянием единства2. В возрасте при­мерно трёх месяцев ребёнок пребывает в состоянии «слияния» (или «соединения»), которое необходимо для развития отношений с матерью. После слияния развиваются Сила, затем Ценность, Радость, Личная Сущность и так далее. Но из-за вмешательства окру­жающей среды и конфликта с ней такое развитие со­бытий носит лишь частичный характер. Каждый раз, когда возникает боль или психотравма, происходит и снижение определённого качества Сущности. Это качество зависит от характера и времени психотрав­мы. Иногда нашей силе, иногда нашей любви, иногда нашей самоценности, состраданию, радости или интуиции наносится ущерб, и в конце концов они оказываются заблокированы.

Когда качество Сущности блокируется от пережи­вания человеком, то вместо этого качества остаётся ощущение пустоты, недостатка, дыры, как мы ви­дели в нашем обсуждении теории дыр. Вы видели в своей работе здесь, как вы и вправду ощущаете эту пустоту как дыру в вашем теле там, где соответствующее качество Сущности оказалось отрезано. Это соз­даёт ощущение, что чего-то не хватает и, следова­тельно, что-то не так. Когда мы чувствуем нехватку, мы пытаемся заполнить дыру. Поскольку Сущность была отрезана в этом месте, мы не можем заполнить дыру Сущностью, поэтому мы пытаемся заполнить её похожими, ложными качествами либо пытаемся заполнить её снаружи.

Предположим, например, что наша любовь к ма­тери отвергается, а не ценится. Эта любовь в нас ока­зывается ранена, ей наносится урон. Чтобы избежать переживаний боли, мы умертвляем определённую часть своего тела и таким образом оказываемся отре­заны от милого качества любви в себе. Там, где долж­на быть эта любовь, у нас теперь пустота, дыра. Забы­вая, что это была наша любовь, мы думаем, что мы утратили что-то снаружи, и пытаемся вернуть это извне. Мы хотим, чтобы кто-то полюбил нас, — так, чтобы дыра была наполнена любовью.

С дырой связаны воспоминания о ситуациях, которые принесли боль, а также память о том, что было утрачено. Утраченное всё ещё находится там, но в подавленном, вытесненном состоянии. Посколь­ку мы не помним осознанно, что произошло или что мы потеряли, мы остаёмся с чувством пустоты и ложными качествами или идеями, которыми пы­таемся заполнить дыру. Со временем эти дыры на­капливаются. Они оказываются наполнены различ­ными эмоциями и убеждениями, и этот материал становится содержанием нашей идентичности, на­шей личности. Мы думаем, что мы являемся этими вещами. Некоторые люди остаются с небольшим количеством Сущности тут и там, но у людей, которые пережили наиболее острые проблемы в детстве, по­давлено вообще всё, и это приводит к субъективному чувству и к тому, что они выглядят вялыми, почти мёртвыми.

Именно знание этих процессов делает возможной работу, которой мы здесь занимаемся, а именно — алмазный подход. Теперь мы можем иметь очень ясное понимание, мы можем быть очень точными. Это ясный способ возвращения людей к самим себе. Во-первых, люди должны научиться чувствовать се­бя, обращать внимание на себя, чтобы получить не­обходимую информацию. Большинство людей про­ходят через жизнь без этого самосознания, потому что они пытаются избегать чувства пустоты, ложно­сти, чувства того, что что-то неправильно. Вы не мо­жете заниматься Работой, избегая познания самого себя.

То, что может усилить вашу работу, включает в се­бя всё, что у вас есть, всю любовь к себе и всё понима­ние, которые вы имеете. Вы должны обладать неко­торой открытостью (сознательной или нет) к вашему желанию вернуться к своей истинной природе. Кро­ме того, вы должны понимать, что ваши трудности происходят изнутри вас. Если вы принципиально считаете, что ваши проблемы будут решены путём зарабатывания большего количества денег или если вы станете красивее, заведёте детей, купите лучшую машину и т. д., вы не сможете заниматься Работой. Работа начинается с понимания, что трудности при­ходят изнутри нас, и чувства, что искомая наполненность также придёт изнутри.

Далее мы используем разнообразные формы древ­них методик, таких как медитации, для укрепления различных частей Сущности. Мы также используем различные психологические методы, чтобы понять блоки, связанные с проблемами вокруг различных аспектов Сущности. Вы можете наблюдать в себе определённые кластеры поведенческих моделей, которые окружают данный вопрос в любое время в вашей жизни. Если вы продолжаете работать над ними, вы заметите, что ведёте себя таким образом, чтобы заполнить определённую нехватку или дыру.

В этой Работе мы видим, как различные качества Сущности связаны с конкретными проблемами про­шлого. Культивируется понимание взаимосвязей между сущностным состоянием, дырой, возник­шей в результате потери этого состояния, эмоциями и убеждениями, которые мы создаём для заполне­ния дыр, а также конфликтами, возникающими в си­лу образующейся ложной личности. Эти отношения и паттерны одинаковы для каждого человека. Ког­да человек работает здесь, в группе, я могу сказать, по какому вопросу он работает над каким сущност­ным состоянием и какие недостатки задействованы в этом процессе.

Например, утрата Воли, как правило, связана с опа­сениями по поводу кастрации, о чём мы говорили ранее. Утрата Силы связана с подавлением гнева, а также со страхом разлуки с матерью (сепарации). Утрата Сострадания всегда происходит из-за подавления боли. Каждая из дыр, как правило, заполняет­ся одним и тем же материалом, с вариациями в за­висимости от истории детства, а также культурных и социальных обстоятельств человека. Сострадание, например, может быть заменено сентиментально­стью и убеждённостью в том, что, мол, «я любящий человек». Интуиция может быть заменена чрезмер­ной способностью ума формировать идеи в вообра­жении, а Сила — демонстрацией жёсткости.

Если вы тщательно разбираетесь с набором во­просов, связанных с данным состоянием, если вы видите аспект ложной личности, которая пыталась заполнить дыру, и если вы пройдёте весь путь в это чувство пустоты, вы доберётесь до потерянного ра­нее качества. Мы видели это снова и снова в нашей работе здесь.

Психотерапевты занимаются проблемами, но в об­щем они доходят только до ощущения нехватки (де­фицитарности). Они видят изначальные проблемы и работают над их решением. Они не видят, что пу­стота исходит от недостатка Сущности. Они видят только ощущение пустоты и конфликты, которые вытекают из истории детства. Несомненно, клиенты в психотерапии иногда доходят до сущностных со­стояний, но обычный психотерапевт этого не видит, да и сам клиент не воспринимает это как нечто зна­чимое. Он или она будут знать только, что чувствуют себя прекрасно, испытывают облегчение, а иногда даже будут переживать интенсивное чувство «возвращения домой к самому себе». К сожалению, ос­новное состояние не будет признано тем, чем оно является на самом деле; переживание будет проиг­норировано психотерапевтом и утрачено клиентом, за ним не будут следовать и не будут развивать его.

Когда вы работаете с человеком, который знает о том, что можно пройти через опыт утраты, или потери, вплоть до нахождения того, что было поте­ряно, и который признаёт эти сущностные качества, вы получаете возможность увидеть и развить вашу истинную природу. В этой Работе мы не заинтересо­ваны в том, чтобы просто вернуться в ваше детство, чтобы понять условия, в которых вы находились, и конфликты, с которыми вам приходилось сталки­ваться. Мы возвращаемся к изначальной дыре и про­сто переживаем её в своём опыте, не пытаясь заполнить.

В психотерапии, если вы имеете дело с конфлик­том, когда вы хотели, чтобы ваш отец, который был эмоционально недоступен для вас, был с вами, вы чувствуете глубокую боль. Вы видите, что не можете получить своего отца в настоящем, поэтому решение должно относиться к другому человеку (иногда са­мому психотерапевту) для того, чтобы заполнить эти дыры. Это решение не работает. Вы можете попы­таться восполнить недостаток потери любви любо­вью другого человека, но так как это ваша собствен­ная любовь, ваша собственная воля, по которой вы так томитесь, то вы будете чувствовать неудовлетво­рение от любви и поддержки, получаемых от заме­нителя отца, — кого бы вы ни использовали в таком качестве, дабы восполнить нехватку.

В этой Работе мы знаем, что вы можете испытать свою любовь или волю, только позволяя себе пере­живать опыт дыр и дефицитарностей, связанных с этими качествами. Это сложно и страшно. Многие духовные дисциплины используют методы, позво­ляющие ученикам оставаться с этими вещами. Когда вы наконец сможете это сделать, может произойти реальная развязка — развязка в виде не просто разре­шения эмоционального конфликта, но и восстанов­ления утраченного качества. Именно присутствие качества любви устранит проблему любви для вас, а присутствие воли устранит чувство кастрированно­сти или бессилия. Ничто другое к этому не приведёт.

Вы видели, что можете начать с любых эмоций, мыслей или трудностей и прорабатывать их, пробираясь прямо к первоначальной нехватке, или де­фицитарности. Оставаясь с этим процессом, следуя за каждой проблемой на всём пути, вы наконец вос­становите память о том, что потеряли, как говорил Сократ. И, припомнив, вы это получите. Всё, что вы потеряли, вы можете восстановить, прорабатывая та­ким образом. Всё без исключения.

Мы понимаем, что между психологическими проблемами и Сущностью нет разделения; они переплетаются, сплетаются воедино. Вот почему вы не мо­жете начать с того, чтобы работать над устранением ложной личности и, когда это будет сделано, только тогда начать переживать и развивать Сущность. Без возвращения себе того, для замены чего создавалась личность, личность просто не может раствориться.

Причина, по которой алмазный подход может быть точным, заключается в том, что мы знаем, как каждый аспект Сущности связан с определённы­ми психологическими конфликтами. Мы можем использовать мощные психологические методы, чтобы помочь себе воспринимать и понимать эти конфликты, вытеснения и паттерны сопротивления. Нам не нужно бороться против сопротивления, тём­ных пятен — мы просто проливаем на них свет. Че­рез некоторое время они распадаются. Тогда проход прост. Мы можем течь через эти места, а не ходить вокруг них. Ходить вокруг них или проталкиваться через них — трудный и долгий путь. Наш путь име­ет больше общего с пониманием, с точной алмазной ясностью.

Мы можем принять это понимание и увидеть его в связи с другими психологическими подходами и школами Работы. Так же, как различные школы Ра­боты подчеркивают различные аспекты Сущности, различные психологические подходы подчеркивают различные дефицитарности, или дыры. Каждая шко­ла психологии была разработана человеком, работав­шим над доминантными переживаниями нехват­ки, которые он сам испытывал. Возьмём, например, Фрейда. Что он подчёркивал? Сначала он воспринял существование бессознательного. Он увидел, что вытесненный материал бессознательного состоит в основном из агрессивной силы и сексуального ли­бидо. Агрессивная сила — это то, что мы называем сущностной Силой, а либидо — это сочетание двух аспектов Сущности: Силы и Соединяющей Любви. Фрейд занимался проблемами, связанными с нехват­кой этих качеств. Он увидел барьер кастрационной тревоги, которая, как мы уже говорили, приводит к утрате Воли. Фрейдистская психология очень эф­фективно работает с этими дефицитарностями. Она может «докопаться» до самых сущностных качеств, связанных с ними.

Вильгельм Райх в основном имел дело с качеством Удовольствия и нехваткой, имеющей отношение к утрате Удовольствия, особенно сексуального удо­вольствия. Методы Райха ориентированы на то, что­бы показать человеку, каким образом он не в контак­те со своим телом, показывая ему, что он не может стерпеть Наслаждение. Райхианские методы работы предназначены для вхождения и прохождения через препятствия на пути к Удовольствию.

Что подчеркивал Фриц Перлз? Необходимость на­учиться быть здесь и сейчас без каких-либо объясне­ний, без прошлого. Ключом к тому, с какой дырой взаимодействует подход Перлза, является факт, что он отправился в Японию, чтобы учиться у мастера дзен. Почему он интересовался дзен? Потому что качество, с которым имеют дело дзен-буддисты, яв­ляется сущностью завершённости, полноты — быть полностью здесь и сейчас, чтобы видеть истинную природу вещей. Это то, что мы называем аспектом Светозарности (Brilliancy), и то, что в традиции дзен называют природой будды. Дзен-буддисты не занима­ются каким-либо из конкретных качеств; они хотят пройти до самого конца. Итак, Перлз знал это ин­туитивно, хотя не совсем ведал, что искал. Должно быть, у него были некоторые аспекты этого качества Светозарности, которые тянули его к дзен и в конеч­ном итоге привели к развитию гештальт-терапии, которая имеет ту же цель. Но дзен был слишком трудным, слишком медленным. Только один из де­сяти тысяч учеников проходит путь дзен до кон­ца, и то лишь после сидения и смотрения на стену по десять часов в день на протяжении многих лет. В этом нет ничего весёлого, ничего. Если вы можете терпеливо высидеть в медитации двадцать лет или около того, позволить всем сопротивлениям пройти через вас, вы, возможно, сумеете в конечном итоге увидеть природу стены. Поскольку именно это ка­чество и было самым сильным в Перлзе, он развил практику континуума сознавания и различные ме­тоды гештальта, которые доказали свою силу, помогая людям проникнуть в свои ложные личности или сделать прозрачным их воздействие.

Неофрейдисты — эго-психологи — занимаются главным образом нехваткой Ценности и самооценки (самоуважения); дефицитарностями различных оттенков Любви, проистекающих из объектных от­ношений; а также нехваткой, возникающей в ре­зультате отсутствия Личной Сущности, представ­ляющей собою истинную индивидуальность. Их знания удивительно конкретны с точки зрения того, как эти дыры развиваются, хотя они и не знают о са­мих сущностных качествах, ведь работают в основ­ном на уровне эго. Однако их знания очень полезны. Здесь мы используем их весьма плодотворно, когда люди узнают о своей Личной Сущности, своей цен­ности и способности переживать настоящую любовь к другому человеку.

В алмазном подходе мы используем эти различ­ные методы, чтобы выяснить, какие именно эмоциональные конфликты способствовали потере опреде­лённого качества Сущности. Затем мы идём прямо в пустоту. Это позволяет вспомнить утраченный на­ми аспект. Это всегда работает. Например, мы вновь и вновь видели в нашей работе, что каждый, кто про­рабатывает проблематику привязанности к матери и проходит через весь путь к чувствам нужды, тоски и обиды, в итоге попадает в то, что мы называем Соединяющим качеством Сущности3. Это замечательная соединяющая разновидность любви, при ко­торой вы теряете свои границы и сливаетесь со всем.

Таким образом, вы видите, что, хотя мы выполня­ем задачи психотерапии в ходе этой работы, наш ин­терес заключается не в психотерапии. Наш интерес в Работе. Без собственно проработки Сущности нет решения наших страданий и возможности постичь нашу истинную природу.

Нам не нужно работать только над проблемами и симптомами, равно как нет необходимости удаляться в монастырь, дабы работать над Сущностью. На самом деле мы должны делать эту работу, пока находимся в миру. Именно в то время как мы нахо­димся в отношениях, в то время как мы трудимся, ходим на работу, испытываем проблемы с автомоби­лями, имеем дело с денежными проблемами, у нас проявляется материал, с которым мы должны рабо­тать. Использование психологических методов наря­ду с методами Работы позволяет нам достичь цели Работы проще и эффективнее, чем это часто было возможно в прошлом.

Необходимо видеть, что наши поиски понимания и истины являются самыми важными вещами, ибо эти вещи в итоге приведут к возможности пережи­вания и развития всех аспектов нашей Сущности. Однако развить один аспект Сущности без других невозможно. Например, мы не пытаемся развивать одну лишь любовь. Мы не хотим, чтобы вы были всего лишь любящими. Если у вас есть любовь, но нет во­ли, ваша любовь не будет настоящей. Или если у вас есть воля, но нет любви, вы будете могущественными и сильными, но без представления о настоящей человечности, наслаждении или любви. Если у вас есть любовь и воля, но нет объективного сознания, то ваши любовь и ваша воля могут быть направлены на непра­вильные вещи. Ваши действия не будут точными или уместными. Только развитие всех качеств позволит нам стать настоящими, полноценными людьми.

Работа, которую мы делаем здесь, требует привер­женности, преданности и искренности. Мы не тре­буем этого в абсолютном смысле, потому что по­нимаем, что у людей существуют барьеры, которые необходимо преодолеть. Точно так же я не прошу абсолютного послушания или абсолютного доверия. Я просто прошу вас попытаться понять себя. Благо­даря своему опыту вы узнаете, заслуживает ли наш подход доверия, и со временем вы увидите, что вам мешает довериться. Нет необходимости в слепом до­верии, или слепой любви, или ещё чём-то слепом. Алмазный подход — это ви́дение, понимание.

Вначале ученику нужны только искренность и по­нимание того, что препятствия на пути к реализации и сама реализация находятся внутри. Это относится и к учителям. Кроме того, учитель должен иметь способность воплощать сущностные качества и, как следствие, — иметь возможность воспринимать их в ученике. Необходимо, чтобы я воспринимал вашу Сущность и знал, что именно я вижу. Единственный способ, которым я могу это узнать, — это испробовать её, испытать её внутри себя.

Это те же вещи, которые всегда требовались в Ра­боте. Теперь мы добавили новые знания этого ве­ка — огромные познания психологии. Я думаю, что мы используем их правильно — так, как их и следует использовать. Я благодарен людям, которые развили эти знания. Есть ли у вас вопросы?

У.: У меня вопрос о сопротивлении. Алмазный подход заключается в том, чтобы рассечь и прорваться (англ. cut through, буквально «прорéзаться». — Прим. ред.) через сопротивление. Чем это отличается от проталкивания? Это похоже на ви́дение насквозь?

А. Х.: Да. Под прорезанием, или прорывом, подраз­умевается ви́дение, понимание. Это не означает ис­пользование ножниц. Именно алмазно-бриллианто­вое восприятие — чёткое, точное восприятие — есть то, что прорезает насквозь. Ясное, сфокусированное алмазное восприятие поможет вам точно увидеть, какие проблемы присутствуют в вашей жизни. Ког­да вы будете видеть и понимать их, эти проблемы будут автоматически отпадать по мере того, как вы будете видеть, что истинно, а что ложно.

У.: То есть это не похоже на ситуацию, когда присутствует сопротивление, а я его отталкиваю, противлюсь ему?

А. Х.: Нет. Одной из частей понимания является по­нимание сопротивления пониманию. Одной из ча­стей Работы является умение разотождествлять­ся — не верить проявлениям своего сопротивления и не отождествляться с эмоциональными конфлик­тами, но видеть, что они являются симптомом того, что более фундаментально неправильно. Люди вос­принимают свои дефицитарности, свои дыры, слов­но с ними что-то не так. Коль скоро они верят, что что-то не так и ничего нельзя с этим сделать, они всег­да пытаются заполнить дыру. А что ещё им остаётся делать? Но мы видим, что дыра, нехватка, чувство, что в чём-то нуждаешься, — это не проблема. А что является проблемой — так это потеря определённого аспекта Сущности.

Мы можем взять знания, которые были кропотливо собраны и структурированы Фрейдом и его последова­телями, и использовать их для нашей работы. Мы так­же продолжим использовать некоторые из старых ме­тодов — различные медитации и способы направлять внимание на самих себя. И у нас есть очень эффектив­ное алмазное знание, которое помогает нам устранить барьеры без обходов и отклонений — через прямой выход на непосредственное и полное самопонимание.

Вы должны научиться видеть насквозь все ваши конфликты, страхи, вину, гнев, вашу любовь, вообще всё, чтобы со временем в вас проявлялось всё больше сущностных качеств. Если вы сможете выполнить эту работу основательно и полностью, то со временем об­ретёте наполненность и завершённость. Никаких дыр, но лишь крепкая Сущность. Алмазный подход прослеживает нити страданий в нашей жизни к самым их истокам, что позволяет вернуться к самой Сущности.

Примечания

Let’s block ads! (Why?)