Тибет

Лама Йонге Мингьюр Ринпоче: «Счастье живет в каждом из нас»

Лама Йонге Мингьюр Ринпоче: «Счастье живет в каждом из нас»Лама Йонге Мингьюр Ринпоче – выдающийся представитель нового поколения тибетских мастеров медитации. Он свободно ориентируется в реалиях западной культуры, шутит на хорошем английском и сравнивает наш беспокойный человеческий ум с сегодняшним фондовым рынком. На нашей встрече «самый счастливый человек в мире» рассказал, как превратить свои страхи и проблемы в лучших друзей, научиться радоваться жизни и быть счастливым в моменте.

«Скажите, Ринпоче, нужно ли медитировать на денежный поток, чтобы стать богатым?» – по-русски спрашивает юноша, пробившийся к микрофону. Зал замирает. Молодой лама на сцене внимательно слушает переводчика и затем заливается смехом: «Нет-нет, зачем же! Лучше повторяйте мантру: All money coming home». (Для знающих – это намек на одну из главных мантр тибетского буддизма Om mani padme hum, пожелание счастья всем живым существам.) И он снова смеется. А потом продолжает уже совершенно серьезно – о том, что подлинная медитация не предполагает достижения сиюминутных материальных благ, но может дать нечто большее – ощущение внутренней радости и подлинной свободы.

— Журнал Time назвал вас «самым счастливым человеком в мире». Поэтому прежде всего с вами хочется говорить о счастье.

— Йонге Мингьюр Ринпоче: Отлично, я очень рад! (Смеется.)

— В обыденном понимании счастье довольно материально и часто зависит от других людей, обстоятельств… А что имеете в виду вы, когда говорите о нем?

— Для меня счастье – это состояние ума. Радостное, уверенное, открытое. Умиротворенное, свободное, существующее в нас вне зависимости от обстоятельств. Если наше счастье зависит от внешнего, то тогда оно, как фондовый рынок, будет постоянно колебаться, а мы – периодически оказываться в глубоком кризисе. По-моему, секрет счастья в том, что оно уже присутствует в нас, прямо сейчас.

В буддизме мы говорим о том, что счастье заложено в природе любого человека – независимо от того, как он себя ощущает в данный момент. У нас есть ясность, мудрость, радость – уже сейчас, в эту самую минуту. И единственная причина, по которой мы можем о них не догадываться, – это то, что в буддизме называется «пеленой омрачений». Она не дает нам разглядеть в себе свое счастье, так же как туман скрывает горное озеро.

У людей есть такая особенность: предположим, у вас есть десять качеств, из которых девять – хорошие, а одно – плохое. На чем мы сконцентрируемся в первую очередь? Скорее всего, на плохом. Оно будет не давать нам покоя, мы будем думать о нем постоянно, переживать, испытывать вину. В Тибете любят такую метафору: если нищему подарят пригоршню алмазов, а он никогда не видел алмазов, не знает, что это, какова их ценность, он и дальше будет жить в нищете, а алмазы в лучшем случае кинет куда-нибудь в угол своей лачуги.

— Но как распознать, что это алмаз? Что мы счастливы в этот самый момент и это счастье – подлинное?

— Придется учиться и делать практические задания. Птице, чтобы взлететь, нужны два крыла. Человеку также нужны два крыла – это мудрость и метод. Мудрость даст нам направление, метод – возможность действовать. Я расскажу вам одну историю. Когда я впервые приехал в США, к тому моменту я уже много медитировал. И мои друзья говорили, что мне нужно заняться спортом – чтобы поддерживать физическое тело в форме. Это правильно, болезни только отвлекают нас от практики, а не помогают ей.

Итак, я решил заняться плаванием. И в бассейне я немедленно начал тонуть. Мои друзья советовали мне расслабиться, показывали мне правильные движения. И вдруг я вспомнил, что в детстве, в Непале, я плавал в горных озерах – по-собачьи, быстро перебирая в воде руками. И через минуту я поплыл. Я просто вспомнил то, что я уже знал. Каждый из нас в глубине себя уже умеет быть счастливым. Все, что нам нужно, – это вспомнить это состояние, соприкоснуться с ним.

— Когда я дала почитать вашу первую книгу моим друзьям, далеким от буддизма, они сказали примерно следующее: «Легко говорить о счастье, сидя в монастыре: там не нужно работать, кормить семью, строить отношения с женой или мужем, воспитывать детей. Я не верю, что его советы сработают для меня».

— Главные человеческие проблемы универсальны. Монастырь – та же семья, только гораздо больше обычной. Там сотни людей, и им приходится жить вместе. Они тоже испытывают страх, зависть, боль. Они любят или ненавидят друг друга. И им тоже приходится встречаться со своими проблемами лицом к лицу.

— Вы выполнили свой первый трехлетний ретрит1 в возрасте 13 лет – когда подростки на Западе проводят время совсем иначе. У вас никогда не было ощущения, что кто-то выбрал за вас вашу судьбу, что вас лишили детства?

— Нет, поскольку я сам с самых ранних лет стремился медитировать. Примерно с семи-восьми лет со мной начали происходить ужасные панические атаки. Я боялся грозы, незнакомцев, громких звуков, а иногда без видимой причины у меня начиналось жуткое сердцебиение. И я подумал, что, возможно, практика медитации поможет мне. Поэтому я попросил маму, чтобы она поговорила с отцом и убедила его дать мне наставления. А в 11 лет меня отправили в Индию, в монастырь Шераб Линг, потому что я захотел стать монахом.

В 13 лет я попросил настоятеля этого монастыря принять меня в трехлетний ретрит. И я очень рад, что стал монахом.У меня гораздо больше времени, чем у мирянина, на то, чтобы изучать свой ум. В буддизме человеческий ум часто сравнивают с обезьяной, которая не может ни минуты усидеть на месте.

— И нужно укротить обезьяну?

— Нет, подружиться с ней! Трансформировать эту энергию и использовать. Мои панические атаки стали моими учителями. Моя идея заключается в том, что наши проблемы и трудности могут стать нашими лучшими друзьями.

— Каким образом?

— Есть три шага. Первый – осознать существование проблемы. Часто наши недостатки подобны нашей тени, их трудно распознать. Например, человек постоянно испытывает гнев. Для окружающих этот гнев неоправдан, но человек объясняет его тем, что его постоянно провоцируют. Ему кажется, что вообще-то он милый и любезный. Такой человек должен сначала увидеть свой гнев, выследить его по своим реакциям – и подружиться с ним. Потому что если начать с ним бороться, то окажется, что гнев стал сильнее или что он ускользает от нашей власти. Или что нас пугает сила этой эмоции и нам хочется убежать от нее.

Поэтому первый шаг – сказать гневу: «Привет, я тебя вижу!» Это довольно просто. Второй шаг – научиться любящему состраданию. Если мы отнесемся к себе с любящим состраданием, мы сможем так же относиться и к другим людям. Если мы увидим, что наш гнев – это результат нашего страха, чувства неуверенности, беспомощности, нам будет легче принять его существование в себе и в других людях. Если мы отнесемся с терпимостью к себе, мы станем более терпимыми к другим. И тогда гнев перестанет быть тем, что разобщает нас с другими, он станет тем, что связывает. В этом и есть источник внутренней трансформации.

Мы откроем, что наша негативная эмоция может стать источником любящего сострадания. И на третьем шаге мы вдруг обнаружим, что наша изначальная природа – это осознавание. Абсолютно свободное, безвременное, не обусловленное концепциями, ясное, спокойное. Предложу вам еще один образ: сущность нашего «Я» подобна вуали, она – как дымка тумана.

Если мы поднимемся высоко в горы, то, возможно, увидим горное озеро. Если оно будет скрыто туманом, мы не сможем его разглядеть. Но оно будет там, за этой дымкой, – чистое, нетронутое, неподвижное. Так же и сущность нашего «Я» – она скрыта за вуалью негативных эмоций и переживаний, но в основе ее – свобода и радостная ясность. И эта основа едина для всех людей, независимо от цвета кожи, образования, религии.

— Как понять, что нам удалось подружиться со своими проблемами?

— Знаете, иногда нужно просто расслабиться. Например, если вы пытаетесь избавиться от гнева и при этом очень напрягаетесь, постоянно твердите себе: «Эй, гнев, ты должен стать моим другом! Немедленно!» – то это скорее не дружба, а подавление гнева. Расслабьтесь. Позвольте себе чуть-чуть отдохнуть. Скажите себе: «Да, я часто испытываю гнев. Я признаю это».

Еще не стоит прибегать к медитации, чтобы избавиться от каких-то эмоций: это тоже будет их подавлением. Например: «Сейчас я посижу 15 минут и избавлюсь от тревоги. Еще полчаса – и страха перед разговором с начальником как не бывало». Это не сработает. Постарайтесь принять свою тревогу. Позвольте ей быть в вас. И тогда она постепенно начнет трансформироваться в уверенность и покой.

Еще один признак– если, пытаясь подружиться с проблемой, вы не ждете немедленных успехов, достижений, мгновенных изменений в своей жизни. Цветку нужно время, чтобы прорасти. Поэтому здесь не стоит напрягаться – лучше наблюдать. Это как изучение иностранного языка – сначала все дается с трудом, но постепенно мы начинаем говорить легко и естественно.

— Вы участвовали в экспериментах по исследованию воздействия медитации на человеческий мозг. Как это было?

— Ричард Дэвидсон пригласил принять участие в них нескольких монахов, и меня в том числе. Основным условием было то, что у всех нас должен быть опыт практики не менее 10 000 часов. У некоторых он доходил и до 50 000 часов. Ричард попросил нас выполнять некоторые практики медитации, а сам наблюдал за процессами в нашем мозге при помощи функциональной МРТ и электрокардиограммы.

Надо сказать, что лежать неподвижно несколько часов в душном белом аппарате, похожем на гроб, – само по себе испытание. Пот течет по лицу, а ты не можешь пошевелиться и более того – должен медитировать, например, на сострадание. Но этого было мало, поэтому внезапно ученые включали отвлекающие звуки: рыдания младенца, пистолетный выстрел…

— И что же они обнаружили?

— Если перевести с научного языка на обычный, то они сделали три открытия. Первое – нейропластичность мозга. То есть наш мозг может меняться и перестраиваться в процессе жизни и под нашим влиянием. Если раньше считалось, что за определенные психические расстройства отвечают определенные отделы мозга и это нельзя изменить, то теперь ученые поняли, что медитация позволяет буквально перестраивать мозг на физическом уровне. И наш мозг обладает неограниченной способностью к изменениям.

Второе открытие: медитация, в отличие от лекарств, позволяет полностью избавиться от ряда психических расстройств – именно в силу нейропластичности мозга. Только предупредите читателей, что все-таки действовать нужно постепенно и на первых порах стоит совмещать лекарства и медитацию – не совершать резких движений. И третье открытие: медитация оказывает очень хорошее воздействие на наше физическое тело, иммунную систему, способность концентрироваться на сложных задачах, не испытывая стресса.

— Но провести 10 000 часов в медитации для обычного человека просто нереально!

— А это и не требуется. Восемь недель – минимальный срок, после которого можно заметить положительные изменения. В эксперименте Дэвидсона участвовали также студенты колледжей, не имевшие никакого опыта медитации. Он попросил их медитировать каждый день по часу на протяжении восьми недель. И потом посмотрел на то, как изменилась позитивная активность их мозга: она повысилась на 10–15%!

— Как может выглядеть медитация в самом простом варианте? Что можно начать делать прямо сейчас?

— Это легко! Первая техника – просто расслабиться. Представьте: вечер пятницы. Вы только что закончили работать. Приходите домой, принимаете душ, садитесь в кресло и абсолютно расслабляетесь. Выдыхаете. Это и есть медитация – самая простая базовая практика расслабления. Не беспокойтесь о мыслях, которые придут вам в голову, не прикладывайте никаких усилий – просто позвольте себе расслабиться. Это самое простое и важное. Если делать это постоянно, вы очень быстро заметите, как меняетесь вы сами и ваша жизнь.

Источник:
www.psychologies.ru

Нет комментариев

Откуда берется Истина?

«Только Истина сделает вас свободными»
Христос

Все желают свободы, и путь к ней указан. Сперва Истина, затем свобода.

Что такое Истина и какую свободу она даёт? Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Способны ли мы воспринять Истину?

Откуда берется Истина?

У нас есть зрение. И вроде бы у всех людей зрение одинаковое. Но если разобраться в этом вопросе, то это далеко не так. Есть люди, которые очень плохо видят или не видят вообще. Есть люди, для которых мир чернобелый, или из него выпало несколько цветов. А существуют люди, особенно художники, которые различают тысячи оттенков и способны улавливать даже гармонию сочетания различных цветов и линий. Есть даже люди, которые видят невидимое для других. Например, явление миров других изменений. Т.е. их глаз устроен особенно тонко.

У нас есть слух. Всем известно, что существует люди с музыкальным слухом, а также те, у кого он отсутствует. Т.е. различение звуков и их гармонии присуще не всем. Есть люди тугоухие, плохослышащие. А существуют люди с тонким ухом, слышащие очень хорошо и даже на больших расстояниях. Существует также явление яснослышания, и оно пробивается иногда в моменты напряжения, в экстренных ситуациях или при переходе ко сну. Но тебе известно, что слышимый человеком спектр звуков очень узок. На самом деле звуков гораздо больше, просто мы не способны их услышать.

Платон утверждал, что существует симфония сфер. Космос звучит, и некоторые люди способны это слышать. Великий йог Тибета Миларепа также слышал звучание симфонии космоса. Т.е. эту способность можно развить.

У нас есть обоняние. Это старейший из органов чувств. Ему отдан отдельный раздел мозга. Во времена Великих Монголов было принято не здороваться, но обнюхивать друг друга. Они настолько развивали своё обоняние, что по запаху могли понять настроение человека, его склонность к хитрости и даже намерения. Также известно удивительное чутье животных, которым пользуются собаководы.

Высоко в горах иногда можно различать тончайшие ароматы, которые не могут быть присущи этому пустынному месту. Скорее всего существо человека на больших высотах так утончается, что обоняние начинает воспринимать запахи миров других изменений.

У нас есть тактильные ощущения — восприятие кожей. Некоторые люди настолько развивают в себе эту способность, что могут провести рукой вдоль тела человека и сказать какой орган болен. Ещё более тренированным даже рукой проводить не требуется, достаточно просто почувствовать человека.

Все эти инструменты восприятия можно развивать почти бесконечно. Например, Бетховен писал музыку будучи глухим. Я лично знаю человека слепого от рождения, который научился видеть не хуже зрячего и в горах прекрасно ориентировался. Когда мы разговаривали, он смотрел мимо меня. Когда я спросил его, в чём же дело, он ответил: «Я слепой, но я всё вижу».

У нас есть ум. Градации его развитости огромны. Существуют люди очень тупые, практически лишенные ума. И существуют люди очень умные с огромной скоростью мышления, способные мгновенно разобраться даже в сложных ситуациях. Есть люди не способные разобраться даже в элементарных вещах и они совершают одни и те же ошибки. Т.е. не способные связать в уме свои действия и их последствия. Противоположность им — люди, способные наблюдать законы мироздания. Они даже создают алгоритмы использования этих законов и обучают этому других. Так создаются науки, так растут достижения в спорте, так создаются технологии во всех областях, фактически этим прирастает цивилизация.

У нас есть интуиция. Люди развились не только в наблюдении происходящего и анализе прошедшего, люди постоянно пользуются интуицией. Хотя даже не знают, как это работает. Но они предчувствуют будущее. Существует даже специальные люди — футурологи, рассказывающие людям о будущем.

Например, Жуль Верн. Он предсказал многие технические решения и вообще канву направления цивилизации, когда описанное им казалось совершенно невозможным. Многие вещи он просто предсказал. Известно множество пророчеств Эдгара Кейси — самого мощного футуролога Америки. Например, он предсказал не только распад СССР, но и год распада. Известно, что Сталин предсказал судьбу Советского Союза после его смерти. Фиделю Кастро принадлежат слова: «Штаты начнут вести переговоры с нами только тогда, когда президент Америки будет черным, а папа римский латиноамериканцем». Так, собственно, и произошло.

Таким образом, даже свойства сознания человека могут быть тренируемы.

Мы воздействуем на окружающий мир.

Древние люди, выходя из своих пещер, воздействовали на него палкой копалкой и каменным топором). Древние египтяне каким-то невероятным способом делали пирамиды, строили плотины, совершали кругосветные путешествия. Греки удивлялись их технологиям, на что египтяне отвечали им: «Вы, греки, как дети. Вы даже представить себе не можете, чем мы владеем».

Древние индусы создавали летательные аппараты (виманы) и могли даже проникать в межзвездное пространство. Тысячи лет назад они настолько подробно описали строение солнечной системы, что наша современная наука в догонку совершает «открытия», открывая уже давно открытое.

В области Пакистана обнаружены области пустыни, покрытые стеклом. Подробное изучение показало, что это не метеорит и не сгорание газов. Причина этих стеклянных полей — ядерный взрыв в атмосфере. Т.е. рукотворное воздействие на природу. Интересно, что этот ядерный взрыв описан в ведах. Им было уничтожено огромное войско неприятеля. Ох уж эти войны…

Таким образом воздействие человека на природу также прогрессирует. Мы воздействуем с помощью различных инструментов, но также можем воздействовать и с помощью сознания. Например, один мой друг, недолго потренировавшись, научился перемешать взглядом деревянную стружку по воде. Мне же удавалось вылечивать у знакомых различные болезни просто силой сосредоточения. Также известны опыты воздействия человека на замерзающую воду. Фигурки снежинок становилось красивыми или уродливыми, в зависимости от настроения человека, в присутствии которого они замерзали. Музыка Моцарта значительно увеличивает надои молока у коров — и это тоже воздействие человека на природу.

Сила любви

Мысль и чувства. Какую силу имеют они? Огромную!
Одна фармацевтическая компания проверяла лекарства на животных. И вдруг эксперименты стали давать сбой. Кролики были распределены на три группы. Первой группе давали нормальную дозу лекарства, второй — пустышку, а третьей — смертельную дозу лекарства. Так вот в третьей группе кролики перестали умирать. Дозу увеличивали. Но смертей по прежнему не наблюдалось. Стали выяснять в чем дело. Оказалась, что в лабораторию приняли на работу студента, который каждый день по многу раз доставал кроликов смертников из клеток, целовал их в нос, гладил и всячески их залюбливал. Это было единственное изменение в технологии. Т.е. единственная причина их выживания. Конечно же, не физические поглаживания кроличьей шерсти выгоняли токсины из их организмов, а сила любви искреннего сердца нейтрализовывала яды.

Сила мысли

В одной школе на работу приняли молодую учительницу математики и дали ей два класса — сильный и слабый. По неопытности она перепутала и стала относиться к сильным как к слабым, и к слабым как к сильным. По итогам первой четверти слабые стали сильнее, а сильные слабее. И классы выровнялись в своей успеваемости. Таким образом был обнаружен эффект пигмалиона. С тех пор было поставлено тысячи экспериментов, и каждый раз результат один: сила мысли меняет человека. Это широко используется в спорте высоких достижений: надо чтобы тренер верил в своих подопечных.

Более того, выявлено, что есть люди с более выраженной силой мысли. Они могут заставить другого человека чувствовать себя ничтожеством или наоборот героем, даже не входя с ним в контакт.

Эту способность сознательно развивают в себе коучи запада и гуру востока. При прочих равных методах сила мысли Учителя имеет решающее значение, если она есть.

Таким образом, и восприятие человека, и осмысление, и воздействие на окружающий мир — всё это может быть тренируемо и расти практически до бесконечности.

Но причём же тут Истина?

Платон
Один человек спросил Платона:
— Скажи, ты знаешь Истину?
— Да, знаю.
— Можешь показать мне её?
— Тебе не могу.
— Но почему?
— Чтобы увидеть Истину, нужно развить в себе органы восприятия Истины.

Как мы видим, и это тоже может быть тренируемо, если знать как.

По всей видимости, все Учителя древности тренировали способность видеть Истину в своих учениках.

Одного Учителя Истины спросили:
— Скажи, если твой ученик в постижении Гнозиса промахнется мимо цели (согрешит), но совершит метаною (перемену разума, осознает свою ошибку), не отвернешься ли от него?
— Не отвернусь.
— А если семь раз на дню согрешит и покается?
— И семьдесят семь раз на дню не отвернусь.

Так отвечал Учитель, который говорил: «Только постижение Гнозиса (Истины) сделает вас свободными (позволит достичь освобождения)».

Так говорил человек, которого ученики называли Равви Иешуа. Мир называет его Иисус Христос. Я привел более точный перевод его слов.

Сравните это со словами другого Учителя Шакьямуни Гоутамы Будды: «Огонь познания сжигает все деяния на плане иллюзии. Поэтому те, кто познали и освободилось, именуются Огнями».

«Цель существования — освобождение от оков иллюзии путём уничтожения невежества Знанием».

Не находите ничего общего?

Таким образом известные и не известные Учителя древности знали Истину. Как же это знание помогло им?

Платон воспитал плеяду прекрасных учеников, и со временем они заняли господствующее положение в Афинах, что привело к расцвету Древней Греции.

Равви Иешуа создал мощную общину. На момент его ухода из жизни она насчитывала около 70 учеников, крещенных Святым Духом и знавших Истину. Эти ученики передавали Святой Дух и Истину по цепи приемственности, так что спустя сто лет после ухода из жизни Учителя, общины были многочисленными и в них царила удивительная, красивая, гармоничная атмосфера — Царствие Божие, что привлекало в общину всё больше и больше людей. Истина и Дух Святый были настолько важны для первых христиан, что они даже под страхом смерти не отрекались от своей веры.

За время жизни Будды, почти вся Индия перешла в буддизм. Учение о карме и перевоплощениях убедило людей не совершать преступления. В итоге преступников не стало, а тюрьмы были упразднены за ненадобностью. Междоусобные войны прекратились и наступила эра благоденствия и процветания.

Таким образом, люди знавшие Истину, существенным образом повлияли на мир, сделав его значительно лучше.

Источник:
ЖЖ

Нет комментариев

Агарти — мистическая столица Мира

Агарти — мистическая столица МираВсе слышали о таинственной Гиперборее, могущественной Шамбале и сгинувшей 3 глубинах океана Атлантиде. Но мало кто знает еще об одном мистическом центре земли, «духовной» столице нашей планеты, подземной стране под названием Агарти.

Слово «агарти» или по-другому — «агартхи» переводится с санскрита как «неуязвимый, недоступный». В сборнике древних текстов — священной для тибетских мудрецов «Книге дзян» сказано, что в мире существуют два необычных источника силы: «Источник левой руки» отвечает за материальную мощь; центр его расположен в надземной стране Шамбале, стране насилия и жестокости, где правит царь Страха. Кому удастся найти Шамбалу и заключить союз с царем Страха, тот будет владыкой мира. Именно по этой причине практически все завоеватели и тираны целенаправленно искали Шамбалу.

А вот второй центр еще более могущественной силы, почему-то интересовал земных владык гораздо меньше. Скорее всего, по той простой причине, что описанный в той же «Книге дзян» «Источник правой руки», расположенный в укрытых глубоко под землей святилищах страны Агарти, — это сила, порожденная созерцанием, медитацией, и она не сулит земных благ, физической мощи или обладания фантастическим оружием. Однако, согласно древнейшим легендам, именно оттуда, из Агарти, неведомый царь Мира руководит ходом абсолютно всех событий.

Одним из первых, кто всерьез заинтересовался «мировой столицей медитации» и достаточно подробно записал мифы об Агарти, был некто Оссендоеский Фердинанд Антони, поляк, известный больше под псевдонимом Оссендовский Антон Мартынович. Закончив Сорбонну и Санкт-Петербургский университет, Оссендоеский работал инженером в Сибири и на Дальнем Востоке. После революции 1905 года попал в тюрьму. Октябрьская революция зашвырнула бывшего инженера к адмиралу Колчаку, который предоставил ему должность министра финансов. Затем какое-то время Оссендовский служил с потомком тевтонов бароном Унгерном, после чего в 1922 году перебрался на родину — в Польшу.

Вот в этот короткий период скитаний по Центральной Азии Оссендовский и записал со слов местных буддийских жрецов легенды о всемогущей подземной стране Агарти. Большинство поздних исследований основываются на его мемуарах.

Что же представляет собой «Духовный центр земли», «тайна тайн» Центральной Азии?

Более шестидесяти тысяч лет назад один из земных азиатских правителей увёл свое племя под землю. Впоследствии еще одно племя, скрываясь от орд Чингисхана, отыскало ворота в подземный мир и исчезло там навсегда. Легенды говорят, что любой человек, уставший от безумия «верхней» жизни, если будет искать, то найдет и попадет в подземное царство. Там нет войн и преступлений, а потому широко развита наука и культура — воплощенный рай.
Никто не знает, где точно находится центр Агарти, но подчиненные ей пространства тянутся под землей по всей планете. Ламы утверждали, что часть населения Атлантиды и Гипербореи успела укрыться в подземном царстве незадолго до гибели своих могучих государств. Американские индейцы, загнанные в горы «белыми дьяволами», спускались под землю и становились подданными правителя Агарти.

Ламы рассказывали, что дворец царя Мира «находится в центре кольца из дворцов гуру, повелевающих всеми видимыми и невидимыми силами на земле, на небесах и в аду; жизнь и смерть человека -всецело в их власти. Если даже свихнувшееся человечество развяжет против подземных жителей войну, те могут с легкостью взорвать земную кору, обратив планету в пустыню. Они в силах осушить моря, затопить сушу и воздвигнуть горы среди песков пустыни. По велению гуру вырастают деревья, травы и кустарники, люди дряхлые и больные становятся молодыми и крепкими, а мертвецы встают со смертного одра. В неведомых нам колесницах носятся подземные жители по узким расщелинам внутри планеты».

Если человек «непосвященный» случайно попадет в Агарти, а по возвращении начнет рассказывать о виденных там необычных чудесах, то ламы отрежут ему язык — «тайна тайн» Азии должна остаться нерушимой. Однако, согласно легендам, некоторым позволено было спуститься в Агарти и принести оттуда крохи знаний. Среди «посвященных»: Шоир-Эддин-Магомет Бабур — первый великий могол в Индии, Ундуртэгэн — первый глава ламаистской церкви в Монголии и другие «первые».

Иногда случалось, что спускались вниз и возвращались обратно, неся с собой секреты подземного мира, целые племена и народы. В одной из легенд сказано, что «когда олеты (племя западных монголов) разрушили Лхасу (столицу Тибета), один из их отрядов, действовавших в юго-западном горном районе, проник на окраины Агарти. Там олеты постигли азы тайного знания и принесли их на землю. Вот почему олеты и калмыки такие искусные чародеи и предсказатели. А из восточных районов в Агарти проникло племя смуглолицых людей, оставшихся там на много столетий. Однако, в конце концов, их изгнали из царства, и племени пришлось вернуться на землю, куда они принесли искусство гадания на картах, травах и по линиям руки. Это племя зовут цыганами…».

Ворота, ведущие в Агарти, открыты в обе стороны — сам царь Мира изредка поднимается на поверхность. Согласно легендам, правитель Агарти пять раз появлялся среди смертных. Полтысячи лет назад царь Мира посетил Эрдени-Дзу — древний монастырь, воздвигнутый на развалинах Каракорума — монгольской столицы Чингисхана, а в 1890 году освятил своим появлением монастырь Нарабанчи-Куре, расположенный в восточной части Монголии.

Самое загадочное во всех приведенных выше легендах то, что очень мало кто из путешественников, когда-либо пересекавших Центральную Азию, упоминает в своих дневниках о таинственной стране Агарти. Хотя в записях многих из них присутствуют легенды о посещении таинственными правителями земных монастырей и храмов, но речь тут идет о повелителях «Источника левой руки» — Шамбалы. В самой Монголии ни историки, ни кочевники ничего не знают об Агарти и никогда не слышали приведенных выше сказаний.

В мире существует только два более-менее подробных источника сведений об Агарти: это мемуары уже упомянутого A.M. Оссендовского и книга «Миссия Индии в Европе», написанная неким мистиком Александром Сент-Ив д’Апьвейдром в 1866 году. Правда, еще современники д’Альвейдра сомневались в психическом здоровье автора «Миссии Индии», и если предположить, что он сумасшедший, то остается только один подробный источник, который уже невозможно проверить, — мемуары Оссендовского.

Однако трудно представить как, в сущности, гражданский человек, находясь в бегах, к тому же в совершенно диких местах развлекает себя сочинением несуществующих легенд, Историки постарались проанализировать сочинения Оссендовского, благо в его мемуарах присутствуют реальные географические названия, в частности — описание ворот, ведущих в подземную страну. В результате поисков «вход» оказался не в Монголии, а на территории России в Туве, в Западном Саяне. Следовательно, именно здесь беглый инженер впервые услышал о необычной стране Агарти. Однако доподлинно известно, что «патрон» Оссендовского — барон Унгерн в 1921 году посылал своих людей на поиски подземной страны Агарти в Тибет. Почему Унгерн послал людей в Тибет, а не в Западный Саян — остается до сих пор загадкой. «Источник правой руки» — подземная страна Агарти — ненадолго открылась одному человеку и закрылась вновь, так и оставшись «тайной тайн» Центральной Азии.

Источник:
Интересное и необычное рядом

Нет комментариев

Генрих Харрер «Первая встреча с Далай-ламой»

Отрывок из книги Генриха Харрера «Семь лет в Тибете».
События разворачивались в период с 1944 по 1951 годы.

После съемок в Норбулингка меня, спокойно возвращавшегося домой верхом на лошади, догнал недалеко от Лхасы довольно возбужденный солдат-телохранитель и сообщил: его послали за мной, мне надлежит срочно скакать в Летний сад. Я сразу подумал — что-то случилось с кинопроектором, и даже не мог предположить истинной причины вызова. Но повиновался немедленно и вскоре вернулся в Норбулингка. У желтых ворот топтались пара монахов. Завидев меня, они дали сигнал поторопиться. Едва спешившись, я тут же отправился с ними во Внутренний сад. Там ждал Лобсанг Самтен. Он что-то прошептал мне на ухо и сунул в руки белый шарф. Не оставалось никаких сомнений: далай-лама, вопреки всем условностям, хочет лично встретиться со мной.

Генрих Харрер «Первая встреча с Далай-ламой»

Я направился прямиком к кинотеатру. Как только подошел, дверь открылась изнутри, и перед моим взором предстал сам Живой Будда. Преодолев смущение, я низко поклонился и передал ему шарф. Он взял его левой рукой, а правой благословил меня. Это мало походило на церемониальное наложение рук, скорее на импульсивный порыв мальчика, наконец получившего желаемое. В театре, низко опустив головы, нас ждали три настоятеля-учителя его святейшества. Я хорошо их знал и заметил, как холодно ответили они на мои приветствия. Естественно, им не нравилось мое появление в их владениях, но они не отваживались открыто воспротивиться приказу далай-ламы.

Молодой правитель держался очень сердечно. Его лицо светилось улыбкой, когда он расспрашивал меня. Бог-Король вел себя как человек, которому в течение многих лет приходилось самостоятельно решать множество проблем. А теперь, найдя собеседника, он хотел получить ответы разом на все свои вопросы. Не дав мне времени подумать, мальчик поспешно указал на проектор, торопясь наконец посмотреть давно ожидаемый фильм: документальную ленту о капитуляции Японии. Далай-лама подошел к аппарату вместе со мной, а настоятелей оставил в зале изображать аудиторию.

Вероятно, я довольно долго и неуклюже возился с проектором. Живой Будда нетерпеливо оттолкнул меня в сторону и занялся фильмом сам, показав себя весьма опытным киномехаником. Потом он рассказал мне, что всю зиму учился обращаться с аппаратурой, разбирая ее на части и снова собирая. Тогда я впервые понял: Бог-Король всегда пытался добраться до сути вещей, не воспринимая их как данное. Поэтому впоследствии, подобно хорошим отцам, старающимся завоевать уважение сыновей, я проводил вечера, восстанавливая в памяти полузабытые вещи или разбираясь в новых проблемах, и тщательно, с научным обоснованием, готовил ответы на различные вопросы, понимая, мои ответы лягут в основу представлений Живого Будды о западном мире.

С первой встречи меня поразили способности далай-ламы разбираться в технике. Удивительно: четырнадцатилетний мальчик без посторонней помощи разбирал и собирал кинопроектор, не имея возможности даже прочитать английскую инструкцию! Когда начался просмотр, Бог-Король очень обрадовался и похвалил меня за проделанную работу. Мы сидели вдвоем в проекторной комнате и смотрели кино через маленькие окошки. Фильм сильно понравился монарху, и он, как возбужденный ребенок, радостно хлопнул меня по плечу. Впервые в жизни оказавшись наедине с белым человеком, юноша не выказывал ни тени смущения. Вставляя новую катушку пленки, он сунул мне в руки микрофон и попросил прокомментировать фильм, а сам вглядывался через маленькие окошки в залитый электрическим светом зал, где на коврах сидели его учителя. Я заметил, с каким любопытством далай-лама наблюдал за выражением лиц благопристойных настоятелей, вдруг услышавших из громкоговорителя человеческий голос. Не желая разочаровывать парня, я предложил почтеннейшей публике оставаться на местах и посмотреть новый фильм с интересными сценами из тибетской жизни. Мальчишка радостно засмеялся, заметив испуг и удивление на лицах монахов. Такие легкие и неподобострастные интонации, как у меня, никогда не звучали в присутствии Божественного правителя, чьи глаза искрились от удовольствия, доставляемого ему ситуацией.

Юноша попросил меня зарядить пленку, отснятую в Лхасе, пока сам возился с выключателями. Мне тоже было любопытно увидеть первый полнометражный фильм, отснятый мною. Специалист, конечно, нашел бы в нем множество недостатков, но нам он показался вполне удовлетворительным. Мелькали кадры «маленького» праздника Нового года. Даже настоятели стряхнули свою официальную напыщенность, увидев самих себя на мигающем экране. Когда же в кадре появился министр, уснувший на церемонии, зал разразился бурным смехом. В нем не слышалось ничего угрожающего, поскольку каждому из троих монахов иногда приходилось бороться со сном во время бесконечных празднеств. Позже высший класс прослышал-таки об описанном эпизоде, и с тех пор, где бы я ни появлялся с камерой, все сидели прямо и позировали перед аппаратом.

Сам далай-лама получал большее удовольствие от фильмов, чем кто-либо другой. Обычно замедленные движения Живого Будды становились оживленнее, и он с энтузиазмом комментировал каждую ленту. Потом я попросил его поставить картину, отснятую им самим, но он скромно заявил, что не осмеливается демонстрировать свои детские опыты после увиденного сейчас на экране. Однако мне очень хотелось узнать, какие объекты для съемок выбрал монарх, и я все же уговорил его посмотреть пленку. Конечно, парню недоставало опыта. Бегущую панораму Лхасы он снял слишком быстро. Изображения знатных всадников и караванов, проходящих через Шо, оказались недостаточно освещенными. Крупный план повара свидетельствовал: далай-ламе нравятся кинопортреты. Продемонстрированный мне фильм был первой попыткой юноши отснять кино без какой-либо помощи или инструкции. Когда лента закончилась, он попросил меня объявить через микрофон о завершении сеанса. Затем, открыв дверь в кинозал, Бог-Король отпустил настоятелей, дополнив слова красноречивым жестом руки. Я вновь убедился: передо мной не марионетка, а сильная личность, способная диктовать свою волю другим.

Оставшись одни, мы убрали фильмы и накрыли проектор желтым покрывалом. Потом уселись на роскошный ковер в просмотровом зале. В окно светило яркое солнце. К счастью, я уже давно научился сидеть скрестив ноги: среди мебели далай-ламы не встречались стулья и подушки. Сначала я думал отказаться от его приглашения сесть, ведь даже министры не сидели в присутствии монарха ,но он попросту взял меня за рукав и усадил рядом с собой, положив тем самым конец всем сомнениям.

Юноша сообщил мне, что уже давно планировал нашу встречу. Благодаря ей ему представлялась единственная возможность познакомиться с внешним миром. Он предвидел возражения регента, но решил сделать по-своему и успел обдумать ответы на предполагаемые возможные выступления оппозиции. Намереваясь выйти далеко за пределы чисто религиозных представлений об окружающем, далай-лама видел только меня в роли своего помощника. Он и не подозревал о моем дипломе учителя, но, похоже, это для него значения не имело. Юноша спросил, сколько мне лет, и удивился ответу: тридцать семь. Подобно многим тибетцам, монарх считал мои «желтые» волосы свидетельством преклонного возраста. Изучая мое лицо с детским любопытством, Живой Будда пошутил по поводу моего длинного носа. Нормальный по нашим меркам, мой нос часто привлекал к себе внимание курносых монголов. Тут далай-лама заметил волосы у меня на руках и, широко улыбаясь, заявил: «Генрих, ты волосат, как обезьяна». Но я знал легенду о происхождении тибетцев от соития их бога Ченрези с женщиной-демоном. Перед совокуплением Ченрези превратился в обезьяну, а поскольку далай-лама являлся одной из реинкарнаций этого бога, я счел сравнение меня с обезьяной комплиментом.

После подобного обмена любезностями наша беседа потекла свободно, без какого-либо стеснения. Теперь я полностью ощутил привлекательность личности юноши, о чем прежде только догадывался. Далай-лама отличался довольно хрупкой комплекцией. Глаза монарха, чуть более узкие, чем у европейцев, выразительно сияли. Щеки пылали от возбуждения. Немного оттопыренные уши являлись характерной чертой бога Будды, и, как я потом узнал, стали одной из примет, по которой в далай-ламе признали реинкарнированного. Прическу он носил длиннее типичной тибетской, но, возможно, просто для защиты от холода Поталы. Высоковатый для своего возраста, Бог-Король с годами обещал превратиться в весьма стройного мужчину, унаследовав прекрасную фигуру от родителей. К сожалению, длительное пребывание в скрюченном положении во время ученых занятий подпортило осанку Живого Будды. Свои красивые руки с длинными аристократическими пальцами он обычно складывал определенным образом, демонстрируя миролюбие. Мальчик часто с интересом следил за моей жестикуляцией при разговоре. Она противоречила духу тибетцев, достойными позами олицетворявших спокойствие Азии. Одевался далай-лама всегда одинаково: в простую красную монашескую робу, предписанную когда-то Буддой.

Время летело быстро. Казалось, словно где-то прорвало дамбу, и на меня обрушился мощный и непрерывный поток вопросов. Я с удивлением отметил, как много отрывочных знаний накопил мой собеседник, читая книги и газеты. Он перевел на тибетский язык английский семитомник о Второй мировой войне, умел различать типы самолетов, автомобилей и танков, знал имена Черчилля, Эйзенхауэра и Молотова, но зачастую не понимал взаимосвязей между ними и не имел рядом человека, способного что-либо разъяснить. Теперь, задавая мне все мучившие его годами вопросы, он был счастлив.

Примерно в три часа появившийся Супон Кен-по сообщил: пора обедать. В функции этого настоятеля входило следить за физическим состоянием далай-ламы. Я собрался уходить, но Бог-Король усадил меня обратно и приказал Кенпо зайти позже. Потом скромно достал тетрадь с различными рисунками на обложке и попросил меня посмотреть. Я с удивлением констатировал: он сделал транскрипции букв латинского алфавита! Какая инициатива и разносторонность! Напряженные религиозные занятия, изучение сложной механической аппаратуры и теперь современные языки! Юноша настойчиво просил меня незамедлительно начать обучать его английскому, транскрибируя произношение элегантными тибетскими значками. Примерно через час снова появился Супон Кенпо и теперь уже твердо напомнил своему хозяину о необходимости поесть. Мне он тоже предложил тарелку с пирожками, белым хлебом и козьим сыром. Когда же я скромно отказался, Супон завернул угощение в белую салфетку и дал мне его с собой.

Однако далай-лама еще не хотел заканчивать беседу: он умолял Кемпо подождать еще немного. Настоятель кивнул и с улыбкой удалился. Мне показалось, он любил мальчика как родной отец. Этот седовласый старец выполнял те же функции при тринадцатом далай-ламе и до сих пор находился на службе. Видимо, он зарекомендовал себя исключительно верным человеком, ведь в Тибете при смене хозяина менялись все слуги.

Прощаясь, далай-лама пригласил меня посетить его семью, летом жившую в Норбулингка, и подождать в их доме, пока он пошлет за мной. При расставании юноша потряс мне руку — по-европейски, возможно, впервые в жизни.

У меня в голове не укладывалось: я провел пять часов в обществе Бога-Короля земли лам! Садовник запер за мной ворота, а охранник, уже не раз сменившийся с момента моего прибытия, с некоторым удивлением салютовал оружием. Я медленно возвращался верхом в Лхасу, и только белый сверток с пирожками свидетельствовал: случившееся не приснилось мне. Но даже друзья мои вряд ли поверили бы в происшедшее…

Нет комментариев