Природа

Восходящее сознание Земли

Вы когда-нибудь испытывали момент полной осознанности, когда вы чувствуете, будто ваше сердце распахивается, чтобы принять всё, что вас окружает; что всё ваше существо движется в согласии с природной силой, которая выше и больше вас — и в глубоком спокойствии, наполненном тишиной, возникает ясное и прозрачное измерение, в котором нет времени, а только единство со всем сущим?

Я нашла это чувство, бродя в джунглях Мексики на побережье Тихого океана, отдаваясь сознаванию настоящего, уязвимости и открытости перед природой. Люди испытывают разные состояния сознания. В некоторых из этих состояний мы можем на время разотождествиться с собственным эго, что приносит вдохновение и придаёт силы, поскольку они показывают нам более широкую картину мира. Эти состояния возникают сами по себе, а также могут быть вызваны чем-то внешним. Они помогают нам расширить своё видение и пребывать в потоке настоящего. Прогулка по лесу, день, проведённый на пляже, закат солнца… Всё это может погрузить в состояние присутствия посреди природы.

Дзогчен указывает на абсолютное совершенство всего существующего, на состояние простого сознавания бытия. Как сознавание и переживание бытия могут изменить наши отношения с природой и нашей планетой? Земля священна: мы являемся её частью, а она — частью нас самих. Хотя простое внимательное присутствие не обязательно влечёт за собой заботу о Земле, кажется, что именно это состояние позволяет её услышать. В простом присутствии всё уже совершенно — природа подобна сознаванию, в котором мысли, чувства и желания растворяются, словно облака в небе.

Мы, люди, утратили связь с собственной природой, тем самым отсоединив себя от Земли и окружающей природы, словно они являются не более чем фоном для наших действий, словно мы и Земля отделены друг от друга. Индейская мудрость гласит: «Земля — наша мать. Что происходит с землёй, происходит со всеми её сыновьями. Мы, индейцы, любим эту землю, как новорожденный любит биение сердца своей матери».

Призыв к поиску мудрости через отношения с природой может привести к более глубокому осознанию нашей связи с Землёй. Планета кажется такой огромной, что мы можем почувствовать себя бессильными: действия одного человека кажутся незначительными, но именно через наши поступки и самореализацию мы вносим вклад в будущее планеты. Наша самореализация — главная услуга, которую мы можем оказать Земле. Встав на этот путь, вы можете добраться до своих корней, отыскать в бытии глубокий смысл, освободиться от старых концепций и открыть для себя новые перспективы. Самореализация означает, что мы имеем более широкий, включающий и охватывающий взгляд на мир, стремимся почувствовать глубочайшую любовь, исследовать собственную тень и освободиться от устаревших шаблонов. Всё это — важнейшие элементы в восхождении сознания Земли.

Природа повсюду, и мы способны испытать состояние единства с Землёй, что даёт возможность для самореализации и формирования новых парадигм мышления. В природе вокруг нас мы можем найти вдохновение и катализаторы, которые помогут углубить наше осознание природы. Нас повсюду окружают напоминания о том, как вернуться к природе — она везде. Я вспоминаю церемонию с кактусом пейот, во время которой я испытала любовь к существованию как часть природы, Земли и самой вселенной:

Через мгновение я обнаружила, что окутана мягкими облаками и наполнена синим цветом. Я услышала рядом орла, и поняла, что этот орёл — это я. Моё сердце было открыто и наполнено бесконечным счастьем, ведомым светом, исходящим из моей макушки. Я чувствовала живость и присутствие вселенной, сознавала вечность жизни внутри себя. Я поняла космический порядок и его взаимосвязи и с абсолютной уверенностью видела в нём присутствие любви.

Чтение этой записи возвращает меня к чувству любви и признательности жизни во всех её проявлениях как части универсальной мудрости. Вспоминая этот опыт, я всё ещё чувствую, как распахивается окно к моему внутреннему ядру, и я прикасаюсь к любви как его тонкому выражению. Этот опыт также подтолкнул меня к долгим попыткам ответить на вопрос: «Кто я?»

Пусть мы найдём артефакты, учителей и мудрость во всём, что нас окружает. Пусть мы воссоединимся с природой, нашей матерью Землёй. Пусть мы будем помнить нашу истинную природу. Пусть мы привнесём сознание Земли в наши поступки.

Let’s block ads! (Why?)

Энергетика жизни

В чем именно состоит смысл жизни, пока точно не известно. Некоторые считают, что он — в созидании: проложить по всей стране сеть автомагистралей, достроить «Зенит-Арену», еще раз поменять тротуарную плитку в центре Москвы. Другие думают, что лучше, наоборот, поменьше дергаться, чтобы ненароком что-нибудь не испортить, а все силы посвятить размышлениям о сути бытия.

А есть и такое мнение: смысл жизни в том, чтобы ползти под землей, пропуская эту самую землю через желудочно-кишечный тракт и переваривая все то, что можно переварить. Энергию же от переваренного следует использовать для того, чтобы продолжать ползти. Такого мнения придерживаются, видимо, земляные черви, которые — если судить по суммарной биомассе на единицу площади планеты — представляют собой наиболее эволюционно успешный вид животных в земной биосфере. Это, конечно, не повод, чтобы принимать на веру их концепцию смысла жизни, но и сбрасывать ее со счетов было бы неправильно.

Итак, понимание смысла жизни у разных представителей биосферы сильно различается. Чтобы хоть как-то привести разные концепции к общему знаменателю, попробуем посмотреть на них со стороны. Непредвзятый инопланетянин, наблюдая за нашей земной суетой, сразу выделит в ней общую тему: все мы, от червяка до философа, перерабатываем энергию, которую планета получает от Солнца. Созидание, познание и все прочие разновидности копошения живых существ — просто разные вариации этого мотива.

Более того, инопланетянин заметит, что огромная часть нашей земной компании перерабатывает эту самую энергию не кое-как, а одним, довольно специальным способом. Скорее всего, этот способ инопланетянина удивит: он очень тесно связан с конкретной историей нашей конкретной планеты. В этом мы сейчас и разберемся.

Что планета делает с энергией

Итак, планета получает энергию от Солнца, а потом рассеивает ее в космос в виде тепла. Энергия в итоге сохраняется, энтропия увеличивается, а весь этот процесс крутит мельницу жизни на нашей планете.

От Солнца на планету поступает самая лучшая, самая низкоэнтропийная энергия. Ее несут фотоны электромагнитного излучения. Судьба этих фотонов складывается по-разному: большинство попадают в какую-нибудь земную каменюгу, нагревают ее, и на этом история заканчивается. Но с очень небольшой долей фотонов происходит куда более интересная вещь.

Они попадают в молекулу воды и разбивают ее на водород и кислород.

Так, по крайней мере, было в самом начале, и с этого, похоже, началась история жизни на Земле. О том, какую роль сыграл в развитии жизни выбитый из воды водород, можно прочитать в одной из наших прошлых публикаций. Тогда, на заре жизни, энергетика биосферы выглядела так: водород, выбитый солнечным фотоном из воды, становился топливом для жизни (или, как говорят химики, донором электрона). Этот электрон первобытная живая клетка навешивала на то, что у нее было под рукой. А под рукой у нее был углекислый газ, из которого в основном состояла первобытная атмосфера планеты. Углекислый газ, обвешанный электронами, — это уже практически готовая органика, из которой клетка строит саму себя. А если теперь эту органику окислять, то есть отрывать от нее электроны и передавать их еще куда-нибудь, получается энергия для всей клеткиной жизнедеятельности. На выходе опять же углекислый газ, вода и тепло, то есть все как было.

Позже биосфера разделилась по интересам в зависимости от того, какая часть этой работы у кого получалась лучше. Часть живых тварей специализировались на самой первой фазе процесса: стали ловить солнечные фотоны, разбивать ими воду, отнимать у водорода электроны и делать органику. Из них потом получились зеленые растения. Растения монополизировали процесс получения водорода из воды, и вместо того, чтобы кушать водород, всем остальным пришлось кушать растения, а впоследствии и друг друга. Для этого им надо было довольно много энергии, так что их специализацией стала как раз переработка съеденной органики в прыжки, погони, засады, драки и в конечном итоге опять же в тепло.

Вот так выглядела земная энергетика этак миллиард лет назад. Затем время внесло некоторые коррективы.

Энергетика жизни

Ископаемое топливо

Как ни старались представители земной биосферы скушать друг друга, часть их все же осталась нескушанной. Они легли в землю, постепенно превращаясь в уголь и нефть. Нефть, собственно, состоит из углеродных цепочек, обвешанных водородами, — именно это случилось с атомами водорода, когда-то выбитыми солнечными фотонами из воды, будь то в первобытном океане или в зеленых листиках папоротника. Энергия этих фотонов превратилась в консервы, готовые пройти через последнюю фазу энергообмена — превратиться в тепло — при удобном случае.

Уголь — чистый углерод — более продвинутая форма таких консервов, но и он бы не получился, если бы в свое время углекислый газ не был «восстановлен» вырванными из водорода электронами.

Эти энергетические консервы сохранились до сегодняшнего дня, поскольку земные твари до недавнего времени так и не научились их вскрывать. В них запасена энергия Солнца, попавшая на Землю в прежние эпохи. Насколько эффективно биосфера ее запасает?

Экологи уже давно занимаются тем, что скрупулезно это подсчитывают. Эффективность получается никудышная. Из миллиона килокалорий солнечного света растения при фотосинтезе связывают только 1%, то есть 10 000 ккал. Когда растения съедаются козой, в козе остается всего тысяча килокалорий, а если бедную козу задерет страшный серый волк — в волке сохранятся жалкие 100 ккал. Эта закономерность известна экологам как правило Линдемана: при переходе на следующий уровень питания 90% энергии рассеивается в виде тепла, и лишь одна десятая сохраняется в виде биомассы.

Если не растрачивать растительную биомассу на откорм коз, а захоронить ее на уголь, результаты получаются не лучше: от миллиона солнечных килокалорий в угле останется только 500. Забегая вперед, скажем, что даже из этих пятисот на полезные дела, вроде получения электричества, невозможно использовать больше четверти. Таким образом, и биологическая, и технологическая переработка энергии сводится к одной и той же жалкой эффективности в 0,01%.

Что придумали люди

Едва появившись на арене эволюции, человек разумный внес в эту интересную игру совершенно новый поворот. Он решил, что часть энергии можно с большой пользой перерабатывать и вне собственных тел.

Рассмотрим, к примеру, что делал с энергией какой-нибудь обитатель Киевской Руси. Предположим, что он полноценно питался и съедал в день примерно 2000 ккал в составе разной органики, от репы и полбы до мяса. Но этим дело не ограничивалось: наш гипотетический русич еще и жег дрова, чтобы согреться и приготовить пищу. Вряд ли он был одинок; предположим, что на каждого члена его семьи в сутки, зимой и летом, приходился в среднем килограмм дров для отопления и готовки – это еще 4000 ккал энергии. Но и это еще не все: русичу надо было пахать, сеять, воевать половцев и ездить в гости к родителям жены в соседнюю деревню. Для этого ему нужна была лошадь. Лошадь перерабатывала в полезную для семьи русича форму энергии примерно 24 000 ккал в сутки. При семье из шести человек на каждого приходилось, таким образом, еще 4000 потребленных килокалорий. Итого этот человек Х века нашей эры из 10 000 использованных им за день килокалорий энергии пропускал через собственное тело только 2000, а 80% или более обрабатывал другими способами. С этого, собственно, начинались «технологии» — небиологическая переработка энергии представителями биосферы, которые с этого момента получили право называться «цивилизацией».

Есть люди с годами больше не стали, а вот технологии развивались. Понадобился, например, людям алюминий. А чтобы его сделать хотя бы один килограмм, нужно ни много ни мало 20 млн килокалорий (будем все считать в килокалориях, раз уж начали). С веками все большая и большая доля наших энергетических затрат приходилась на технологии, и все меньшая — на пищу (тут еще очень кстати пришлось изобретение способа передачи энергии с места на место в виде электричества). В результате сегодня мы потребляем больше энергии, чем древний русич…

…Кстати, не настолько уж и больше, как вы сгоряча могли подумать. Среднее энергопотребление на планете Земля составляет 20 000 кВт ч на человека в год (в США — в четыре раза больше, в малоразвитых странах — примерно в четыре раза меньше). В пересчете на килокалории получается всего-то 55 000 ккал в сутки. Энергопотребление на душу населения по сравнению с нашим типичным русичем возросло всего в шесть раз*. Беда в том, что численность человечества увеличилась за эту тысячу лет в 20 раз. Таким образом, сегодня человечеству ежедневно нужно в сто с лишним раз больше килокалорий — запасенных, как мы помним, в процессе синтеза органики нашими коллегами по биосфере за сотни миллионов лет.

Чем плох дедовский способ?

Внимательный читатель должен был заметить, что все способы переработки энергии, о которых мы до сих пор упоминали или еще не успели упомянуть, — еда, кормление лошади сеном, топка печей дровами, топка кузнечного горна углем, сжигание нефти на ТЭЦ или заправка вашего Cadillac CTS высокооктановым бензином — так или иначе восходят к древнему архетипу: в основе лежит (или когда-то лежало) выбивание водорода из воды солнечным фотоном и последующий синтез биомассы с использованием СО2.

Но кто вообще сказал, что выбивание водорода из молекулы воды — единственно возможный способ получения энергии от Солнца? Обречены ли мы на этот путь лишь потому, что только до этого мог додуматься первобытный микроб 4 млрд лет назад? Исторически сложилось так, что для нас, как и прочей земной жизни, именно этот способ оказался важнейшим, но жизнь не стоит на месте. Очень маловероятно, чтобы способ, изобретенный миллиарды лет назад, и сейчас оставался наилучшим из возможных.

Конечно, неприятно признать, что мы так недалеко ушли от практик первобытной клетки. Но «неприятно признать» — это просто эмоции. Что не так с древним и проверенным способом по существу?

Две проблемы. Во-первых, мы тратим запасенную биосферой энергию быстрее, чем биосфера успевает восстанавливать запасы.

Во-вторых, запасая энергию в виде ископаемых «консервов», древние организмы убирали из атмосферы углекислый газ. Было его там до 96%, а осталось всего 0,3%. Но когда мы употребляем ископаемое топливо, то пускаем этот процесс вспять, и углерод в виде СО2 возвращается в атмосферу. Чем это может кончиться, каждый может узнать из статьи Рамиза Алиева «Тепло Армагеддона». Подсказка: будет ад.

К счастью, человечество все же не настолько тупое, чтобы ограничиваться традиционным источником калорий, то есть восстановленным углеродом. Кроме революционного способа переработки энергии вне собственных тел, мы придумали еще кое-что интересное.

Новые возможности

Было бы странно, если бы за тысячи лет существования цивилизации люди не набрели на способы получения энергии, не связанные с окислением и восстановлением всяких химических субстанций. Вот, например, некоторые из наших наработок:
— Использование энергии ветра. Парус был изобретен людьми примерно 10 000 лет назад, а сейчас в Дании ветрогенераторы дают до трети потребляемого электричества. В конечном счете энергия циркуляции атмосферы тоже приходит от Солнца, нагревающего поверхность планеты, но использовать ее умеет только человечество.
— Использование энергии текущих рек. На этом, кроме водяных мельниц, основана гидроэнергетика.
— Солнечная энергетика. Мы и только мы умеем заставить солнечные фотоны делать не химию, а непосредственно электричество.
— Атомные реакторы. Энергия распада урана вообще не имеет отношения к Солнцу, уран была запасен не им, а древними звездами, взорвавшимися и рассеявшими по вселенной свое вещество задолго до рождения Земли.
— И, конечно, термоядерная энергетика, которой пока не существует. Это амбициозная человеческая попытка не дожидаться милостей от Солнца, а воспроизвести на Земле тот процесс, что питает энергией саму нашу звезду.

С другой стороны, и традиционный способ был серьезно усовершенствован. С точки зрения энергетического баланса планеты топка печей дровами, использование лошадей (или даже рабов) в качестве тягловой силы, двигатель на биоэтаноле и, к примеру, топливный элемент — перепевы старой идеи электрона, заброшенного на верхнюю ступеньку энергетической лестницы солнечным фотоном и постепенно спускающегося оттуда. Но какая технологическая разница!

Желание жить вечно

Таким образом, классификация способов получения энергии на «дедовский» и «инновационные», которую мы тут взяли за основу, хороша для теории, но не слишком содержательна для практики. Экологам гораздо интереснее вот что: может ли тот или иной способ поддерживать нашу цивилизацию бесконечно, или в нем заложена бомба замедленного действия?

Именно по этому принципу источники энергии разделяются на возобновляемые (ВИЭ) и невозобновляемые. Если источником можно пользоваться бесконечно в рамках нынешнего устойчивого состояния биосферы, с ним все в порядке. Солнечная энергетика, гидроэнергетика и термоядерная энергетика, которой нет, именно таковы. Но, как ни странно, к этому же типу надо отнести и топку бани дровами. Выше мы говорили, что энергооборот человечества — не более процента от той энергии, которую земная биосфера запасает в процессе фотосинтеза. Природа способна с лихвой вернуть нам весь тот восстановленный углерод, который мы сожжем в печке в виде дров. Следовательно, весь СО2, который выделится при этом в атмосферу, будет неизбежно употреблен природой для строительства новой органики.

Но с ископаемым топливом все далеко не так радужно. Как указано выше, эффективность его переработки человеком — менее 0,01%, а наша потребность в энергии — 0,16% от энергобаланса биосферы. Следовательно, природа ни за что не успеет вернуть в дело весь выделившийся СО2 и восстановить запасы уголька и нефти. А это значит, во-первых, что нефть и уголь когда-то кончатся. А во-вторых это значит, что СО2 будет накапливаться. Таким образом, человечество вполне способно сместить энергобаланс планеты необратимо, и это довольно неприятный сценарий.

Кстати, мы далеко не первые, кто пробовал это сделать. Когда на исходе палеозоя растения научились синтезировать лигнин — полимер, придающий твердость древесине, — они тоже сместили равновесие, хоть и в противоположную сторону. Они стали забирать из атмосферы СО2 и запасать его в такой форме, что вернуть его в оборот стало затруднительно. Собственно, запасы угля образовались именно тогда, и сжечь их полностью — значит, грубо говоря, вернуть природу на четверть миллиарда лет назад. Тогда было жарко, летали огромные стрекозы и атмосфера на ⅕ состояла из углекислого газа. Вам этого хочется?

Если нет, наши новости вас не обрадуют: из невозобновляемых источников мы сейчас получаем более двух третей всей потребляемой нами энергии.

Все сказанное вовсе не значит, что если источник энергии «возобновляемый», его использование ничем нам не грозит. Выложите пустыню Сахара солнечными батареями, и все тамошние суслики и скорпионы придут к вам на порог с воплями и проклятиями. Гидроэлектростанции — прекрасная вещь, никаких выбросов вообще, полная возобновляемость. Но разбуди гринписовца среди ночи, спроси его: «Что не так с ГЭС?» — и он, толком не проснувшись, отбарабанит что-то про деградацию водных экосистем, влияние на климат и кошмарные последствия возможных аварий. Даже термоядерная энергетика, которой нет, чревата накоплением радиоактивных изотопов в защите реактора, и этот мусор надо куда-то девать. Но никто и не говорил, что будет легко.

Нельзя перерабатывать энергию, не изменяя окружающую среду, и даже глупо ставить такую цель: мы, человечество, потому и наращиваем энергопотребление, что хотим сделать эту среду лучше (хотя бы для голодающих африканских детей). Остается придумать, как делать это, не загоняя себя в безвыходный тупик.

Источник:
Сноб

Нет комментариев

Пища и личность

На протяжении всей истории человечества взаимосвязь пищи и духовности не вызывала сомнений. Для большинства религий характерны правила, связанные с едой: в иудаизме и исламе запрещено употреблять в пищу свинину, в индуизме — говядину, а некоторые буддийские и христианские секты проповедуют строгое вегетарианство. В племенных сообществах запреты на определенные виды пищи действуют лишь некоторое время года или для некоторых людей, существует также еда, которая считается священной. В наши мирские времена правила питания, продиктованные религиями, уступили место рациональным и корректным с этической точки зрения диетическим рекомендациям. Особенно часто по этическим соображениям люди выбирают вегетарианскую или органическую пищу: таким образом они протестуют против убийства животных, уничтожения экосистем, бесконтрольного расходования природных богатств Земли.

Пища и личность

Идея существования более возвышенных или чистых по сравнению с прочими видов пищи укладывается в одну из нескольких парадигм. К примеру, можно классифицировать пищу в зависимости от сознания, которым мы наделяем ее источник. По этой логике самая возвышенная и чистая пища — фрукты, ради питания которыми не приходится убивать; продукты растительного происхождения лучше, чем продукты животного, поскольку животные явно обладают более развитым сознанием, нежели растения. Можно оценивать продукты в зависимости от их положения в пищевой пирамиде: считается, что растительные продукты, расположенные на более низких ступенях, ассоциируются с более высокими вибрациями, чем животные продукты, стоящие выше в пищевой пирамиде.

Еще один метод классификации продуктов — по воздействию их производства на экологию и общество: самой вредной считается мясная промышленность, тогда как сбор диких растений наносит экосистемам наименьший ущерб. Согласно многим духовным традициям, мясо — более плотная, «застойная» пища, ее вибрации ниже, чем у растений; вибрации зеленых растений выше вибраций корнеплодов, а особенно высоки вибрации фруктов. Эта иерархия в точности соответствует интенсивности, с которой различные источники пищи преобразуют солнечную энергию в пищевые калории. Для производства одной калории мяса требуется гораздо больше солнца, чем для производства равного ему по энергетической ценности количества пшеницы. По этой же парадигме наиболее чистые и полезные продукты — водоросли и проростки. Очевидно, во всех этих парадигмах классификация различных групп продуктов приблизительно одинакова.

Ради простоты и удобства сравнений всю совокупность биохимических, этических и духовных свойств пищи я буду именовать многократно осмеянным словом «вибрации».

Вибрации и степень питательной «плотности» различных продуктов — довольно распространенные понятия, часто встречающиеся в литературе о йоге и здоровье и популярные у людей, пропагандирующих строгое вегетарианство или сыроедение. Как правило, наиболее плотным продуктом с самыми низкими вибрациями считается мясо, особенно красное. У рыбы вибрации выше, у яиц и молока — еще выше. Следующей идет растительная пища. Среди овощей вибрации наиболее низки у корнеплодов, у листовой зелени они выше. Считается, что при тепловой обработке пищи уровень ее вибраций снижается. Фрукты по уровню вибрации уступают, пожалуй, только водорослям и проросткам. Наивысшие вибрации присущи чистой минеральной воде, воздуху и солнечному свету.

Подтекст классификации заключается в следующем: чем более «развит» человек, тем выше вибрации продуктов, которые он употребляет. Согласно этой точке зрения, рацион, который мы выбираем, соответствует уровню нашего нравственного и духовного развития. И наоборот, желая повысить уровень своего развития, стать более чистым, возвышенным, достойным, развитым человеком, следует в первую очередь довести свой рацион питания до этого уровня. Те, кто питается мясом, в нравственном и духовном отношении уступают тем, кто питается рыбой и овощами (пес-ко-вегетарианцам), а они, в свою очередь, — тем, кто ест только яйца, молоко и овощи (ово-лакто-вегетарианцам). Последние уступают строгим вегетарианцам (веганам), а те — людям, которые питаются исключительно фруктами (фруктарианцам). Перейдите на пищу с более высоким уровнем вибраций — и уровень вибраций вашего «я» автоматически поднимется. По крайней мере, так принято считать.

Иерархия вибраций, ведущая к опасным заблуждениям:

Пища и личность

Этот тезис подтверждают наблюдения монахов, йогов и других духовных людей, придерживающихся чрезвычайно строгой диеты. Многие буддийские монахи в Азии только раз в день съедают небольшую порцию овощей с рисом. Легенды о бессмертных даосах, «совершенных людях», гласят, что те питались лишь утренней горной росой; в Индии и на Западе известны подобные истории об отшельниках и аскетах, которые вообще ничего не ели, продолжая месяцами или годами медитировать в пещерах. Парамахамса Йогананда в «Автобиографии йога» привел документально подтвержденный рассказ о баварской монахине Терезе Нойман. Приверженцы американской секты бретарианцев утверждают, что обходятся даже без питьевой воды. Люди, занимающиеся по системе цигун, иногда входят в состояние бигу (буквально — «воздержание от злаков»), в котором не чувствуют потребности в пище неделями, месяцами и даже годами, и при этом сохраняют нормальный уровень энергии и постоянный вес.

«Хочу быть как они, — думает человек, наслушавшись таких историй. — Хочу быть чистым. Хочу радоваться безупречному здоровью и бодрости».
В логике духовного возвышения с Помощью возвышенного питания есть один серьезный изъян. На него указывает поговорка «изменишь одно — изменится все». Чтобы удовлетворять нашим потребностям и дарить здоровье, наша диета должна соответствовать нашему образу жизни в мире.

Вернемся еще раз к утверждению, что пища представляет собой вибрации. Позднее я обращусь к метафоре вибраций, чтобы объяснить динамику взаимоотношений питания и личности, а если вас смущает типично «нью-эйджевский» оттенок слова, обратите внимание, пожалуйста, что я не выдвигаю абсолютную онтологическую парадигму «мы все состоим из вибраций» и считаю, что метафору можно с успехом применить и без этого.

Иерархия вибраций — от мяса к растениям, фруктам и солнечному свету — представляет собой опасное упрощение. Упрощением она является потому, что каждый продукт — не единственная вибрация, а совокупность разночастотных вибраций. Опасным — потому что вызывает искушение применить туже классификацию по отношению к человеческим существам и прийти к выводу, что некоторые из нас выше, чище, попросту говоря — лучше всех остальных.

Чтобы убедиться, что каждый продукт — не одна вибрация, а множество, рассмотрим два кочана брокколи. Их вибрации содержат не только предысторию роста конкретных кочанов, но и говорят о пищевых характеристиках растения.

Представим себе, что первый кочан вырос на ферме промышленных масштабов, где интенсивно применяются грунтовые воды, ископаемые источники топлива, пестициды, химические удобрения. На этой ферме придерживаются методов работы, отравляющих воду и почву; низкооплачиваемые рабочие-мигранты собирают урожай, грузовики везут его за тысячи миль к месту продажи. У капусты с подобной историей вибрации будут совсем не такими, как у брокколи, выращенной органическими методами. Если первый кочан — частица процесса уничтожения планеты, второй — неотъемлемая составляющая процесса ее возрождения. У каждого кочана есть что-то свое, и вместе с тем у них найдется нечто общее.

Неизвестно, зашифрованы ли все эти вибрации в капусте на биохимическом уровне. Современные научные исследования подтверждают, что на состав растения влияют применяемые химикаты и истощение почвы. Но можно ли путем химического анализа капусты определить, каковы условия труда рабочего, занятого сбором этой капусты? Звучит нелепо. Однако вся эта книга построена на предположении, что некий биохимический или иной механизм фиксирует все события истории пищевого продукта.

А теперь применим метафору вибраций к человеческим существам. Смешно даже предполагать, что неизмеримо сложное человеческое существо можно низвести до уровня единственной вибрации определенной частоты. Все мы состоим из бесчисленного множества вибраций, как низких, так и высоких.

Вспомните, насколько по-разному мы ведем себя, когда нами управляет гнев и любовь. Какая из наших сторон выступит на первый план, зависит от ситуации. Разве не случалось всем нам в разные моменты играть полностью противоположные роли — верных друзей и предателей, честных людей и мошенников, мудрецов и глупцов, утешителей и обидчиков? Наше «я» по-разному реагирует на внешние обстоятельства, демонстрируя свои новые стороны, иные аккорды в спектре наших вибраций. Вибрации состоят не из беспорядочной мешанины нот: сплетаясь, они образуют невероятно сложную симфонию звуков, где каждый созвучен остальным и в гармонии с ними создает лейтмотив нашей жизни.

Вы — симфония вибраций, которая охватывает каждую вашу мысль, каждый поступок, все, что вы едите и чем являетесь. Измените хоть что-нибудь, всего одну цепочку мыслей или привычку питаться, лишь одну отдельно взятую ноту, — и возникнет диссонанс. Природа не терпит диссонанса. Поддержать его удается с трудом, ибо Природа тяготеет к гармонии и целостности. Как правило, вибрации, которые вы изменили, возвращаются к исходному состоянию. Но возможен и другой результат: есть вероятность, что все остальные вибрации преобразятся, подстраиваясь к той, которую вы изменили.

К примеру, допустим, что у вас «неправильная осанка» и вы решили отучиться сутулиться. Оказывается, вы понятия не имеете, как следует держаться. Можно попытаться просто распрямить плечи, но, присмотревшись, вы поймете, что это повлечет за собой изменение положения груди, таза, шеи, всей позы. Либо вы позволите плечам снова ссутулиться и вернетесь к привычной осанке, либо все тело будет приспосабливаться к новой позе и восстанавливать гармонию. Изменится не только тело, но и мышление: выяснится, что некоторые негативные эмоционально-психические состояния просто несовместимы с «хорошей выправкой». Или осанка будет приведена в соответствие с пораженческим менталитетом, или менталитет адаптируется к прямой и открытой манере держаться.

Таким образом, становится ясно, что плохой осанки как таковой не существует: любая осанка — неотъемлемая часть целостного существа, соответствующая его характеристикам и подтверждающая их; это адаптация к психическим условиям, в которых вы очутились, и к вытекающему из них физическому опыту. Однако среди этих психофизических паттернов есть более неприятные и болезненные, чем остальные. Те же принципы справедливы и для питания. Еда тоже гармонирует с нашим образом существования в мире и подтверждает его.

К примеру, буддийским монахам запрещено употреблять в пищу чеснок, признанный «разжигатель страстей»: считается, что сырой чеснок вызывает гнев, а термически обработанный — половое влечение. Но можно рассмотреть ситуацию с другой стороны и сказать, что сырой чеснок питает и поддерживает человека, склонного к вспышкам гнева, а приготовленный — человека, ведущего активную половую жизнь. Причинно-следственные связи действуют в обоих направлениях. Если речь идет о термически обработанном чесноке, употребление его в пищу и ведение активной половой жизни дает целостный, самодостаточный образ жизни, в то время как воздержание и от чеснока, и от секса представляет собой столь же комплексный, но совершенно иной подход к бытию. Отказ от одного, но не от другого может привести к дисгармонии.

Подобно этому человек, в сознании которого не сформировалось представление о мире как о месте, где о нем заботятся, лишается внутреннего источника заботы и нуждается в еде как в утешении. Если такой человек решит перейти на строго вегетарианское сыроедение — возможно, чтобы доказать самому себе свою чистоту и положительность, — он будет обделять себя питательными элементами, необходимыми для такого состояния души. Его питание не будет соответствовать потребностям души и тела. Результатом станет дисгармония: хронические болезни и безрадостное существование, усиление навязчивых желаний, в исполнении которых человеку отказано. В конце концов, он или умрет, или вернется к прежней диете, гармонирующей с его образом жизни.

Отсюда ясно, почему никто не станет праведником, даже если будет питаться как праведники. Рацион монахов и праведников — не сознательное решение, а результат изменившихся вкусов и аппетитов. Терезе Нойман не требовалось прилагать сверхчеловеческих усилий, чтобы подавить муки голода — она его просто не чувствовала. Если она и пользовалась силой воли, то лишь чтобы напоминать себе: не следует есть по привычке или за компанию, если она не голодна. Так и приверженцы цигун, достигшие состояния бигу: воздержание от пищи они воспринимают как незначительный побочный эффект своей практики. Если уж брать в пример этих людей — ешьте все, что хотите, и тогда, когда хотите!

Вспомните психологические предпосылки идеи самосовершенствования: СМИ внушают, что ваше тело уродливо, медицина — что человеческий организм ненадежен, религиозные учения гласят, что ваши естественные помыслы греховны, общество и родители хвалят вас за поступки, несвойственные вам, и стыдят за проявления индивидуальности. Призывы к физическому и нравственному очищению, а также к духовному возвышению подразумевают, что в нашем нынешнем состоянии мы нечисты, приземленны и недостойны. Отсюда же косвенно вытекает, что люди, не изменившие привычки питания, нечисты, приземленны и недостойны, невосприимчивы, ужасны, невежественны и некультурны. Не только в вопросах питания, но и во всех сферах жизни людям присуще стремление судить других по себе.

Жизнь в вечном страхе осуждения, в состоянии неуверенности и с неудовлетворенной потребностью в заботе несовместима с возвышенным и чистым питанием.

Строгие и чистые диеты идут впрок прежде всего людям, обособленным от нашего мира торгашества и наживы. Чтобы радоваться жизни в привычном нам мире, нужна менее возвышенная диета. Отшельнику, целыми днями воспевающему Бога, требуется совсем иное количество энергии и другие вибрации, нежели людям, которые живут в гуще мирской жизни. Меню монастыря или ашрама не предназначено для образа жизни, характерного для водителей грузовиков. Если заимствовать монашескую диету, но не монашеский образ жизни, вас будет преследовать голод, постоянное желание съесть «что-нибудь посущественнее».

Соответственно, если питаться гамбургерами во время месячного пребывания в буддийском храме, такое питание вскоре станет для вас обузой и будет вызывать отвращение. Чтобы всесторонне участвовать в жизни материального мира — а я считаю, что в ней найдется немало полезных и увлекательных дел, — придется предпочесть и «материальное» питание.

Если же вы готовитесь удалиться от мира, желание перейти на менее приземленное и плотское питание может возникнуть у вас заранее. Тибетский учитель Согьял Ринпоче рассказывает о том, как одна из его двоюродных бабушек за месяц до смерти вдруг перестала хлопотать по хозяйству, удалилась от мирских дел, отказалась от мяса и будто погрузилась в непрерывную медитацию и священные песнопения. А прежде она была практичной и приземленной женщиной и с удовольствием ела мясное.

Но не все ждут конца жизни как повода отдалиться от земного мира. В путешествии души наступает момент, когда она должна отдалиться от плотского и материального. Монахи и жители духовных приютов признают эту потребность, когда дают обет безбрачия, нестяжания и жизни, не отягощенной материальными вопросами. Отдаление от плотского мира проявляется не только в питании. Как обнаружил бывший фруктарианец Том Биллингс, поедание одних фруктов привело его к своего рода социальной изоляции, а физические недомогания, с которыми он столкнулся, и шаги к смерти можно было истолковать как отдаление от материального мира в прямом, а не в переносном смысле.

Только вообразите себе, какой степени достигнет эта обособленность, если вы обнаружите, что полностью утратили потребность в питании. Какое множество наших поступков и стремлений продиктовано инстинктом самосохранения, в свою очередь связанного с питанием на глубинном биологическом уровне. Более того, вы приобретете опыт, идущий вразрез с преобладающими научными представлениями о реальности, а обладатели взглядов, принципиально отличающихся от убеждений большинства, зачастую оказываются в социальной изоляции. Вы будете неумолимо отдаляться от традиционной работы и привычной общественной жизни.

Это чрезвычайно трудно — длительное время пребывать в гармонии с одним аспектом своего существования и в дисгармонии с другим. Рано или поздно от какого-нибудь придется отказаться. И чаще всего люди отказываются от диет. Любопытный и важный факт: когда люди утверждают, что полностью воздерживаются от пищи, или даже придерживаются менее строгой диеты, например сыроедения, и тем самым привлекают к себе внимание общественности, зачастую они прибегают к мошенничеству. В 1983 году почти вся верхушка калифорнийской секты бретарианцев сложила с себя обязанности, когда главу секты Уайли Брукса, утверждавшего, что он не ест уже 19 лет, поймали с поличным в одном отеле: тайком зайдя в тамошний бар, он заказал пирог с курятиной. Объяснение, которое первым приходит в голову: он жульничал с самого начала. Но есть и другое, не менее правдоподобное: потребность в пище была вызвана у Брукса тесным общением с миром.

Мой личный опыт знакомства с вегетарианской диетой и сыроедением поначалу сопровождался частичным, но довольно болезненным отлучением от материального мира. С одной стороны, я утратил половое влечение и обнаружил, что мне труднее вести нормальную общественную жизнь. Я стал менее энергичным, здоровым и как будто уже не так прочно занимал свое место в мире. В то же время я с меньшим трудом создавал и поддерживал измененные состояния сознания, словно ослабели узы, связывающие меня с привычным материальным миром. Однако такое питание не было для меня простым и естественным. Я постоянно боролся с собой, мне недоставало тех сторон жизни, впечатления в которых я хотел по-прежнему получать. Я вовсе не был готов удалиться от мира плоти.

Если расставание с материальным миром начинается преждевременно, мы страдаем и сопротивляемся ему. Душа помнит, что всему свое время. Если мы прочно привязаны к нашему миру — например, растим детей, строим карьеру, пользуемся всеми благами реинкарнации в человеческом теле, — без плотной, существенной, приземленной пищи нам не обойтись. Это обобщение: точная комбинация энергий различных видов пищи, не-обходимых вам, так же уникальна, как и вы сами.

Итак, запомним: глядя сверху вниз из «духовной жизни» на «плотскую», мы подразумеваем, что тело и материя примитивны, низки и нечисты — в отличие от духа. Степень причастности человека к материальному миру — во многом дело случая и судьбы. Некоторые из нас созданы быть домохозяйками, воспитателями детей, распределителями материальных благ, политиками или играть иные мирские роли, однако все эти роли связаны с этическими дилеммами, процессом духовного роста и возможностью Добросовестного Труда. В каком-то смысле быть хорошим богатым человеком гораздо труднее, чем хорошим бедным. Но для того, чтобы мир продолжал существовать, а человечество — реализовывать свой потенциал, в материальном мире нам необходимы люди, которые умеют правильно и мудро распоряжаться его благами. Это наше временное пристанище. Незачем спешить покинуть его. Прежде надо выполнить важные задачи.

Диссонанс между тем, что мы едим, и нашим положением в мире порождает некое напряжение, для устранения которого надо либо привести питание в соответствие с нашей ролью в материальном мире, либо перестроить всю жизнь, приспосабливая ее к новому образу питания. Силой, а именно силой воли, можно отделить питание от бытия, но не навсегда. Напряжение нарастает, принимает форму острых желаний, отвращения и в конце концов физических заболеваний. Организм подает сигнал все громче и громче, требуя удовлетворить его потребности — хотя и продолжает функционировать, как может, несмотря на то что потребности остаются неудовлетворенными.

Отрывок из книги
Айзенстайн Чарльз «Йога и питание»
Издательство «София»

Нет комментариев

Георгий Гурджиев «Таков обычный человек…»

Вводная лекция Гурджиева, дающая как бы общую перспективу будущей работы…
Опубликована в вышедшем недавно сборнике «Gurdjieff’s Early Talks».
Точной даты прочитанной лекции нет, но относят её ~ к 1914 году.

Георгий Гурджиев «Таков обычный человек…»Таков обычный человек. И таким он может прожить всю свою жизнь.
В то же самое время, Природа дала ему возможность изменения, хотя это вовсе не означает, что какое бы то ни было изменение непременно случится.

Изменение это, о котором вы говорите, возможно, но имеет ли кто-то шанс его достичь, заранее трудно сказать. Существует множество независящих от нас причин, которые могут этому воспрепятствовать.

Главная причина заключается в нас самих и это Кундабуфер, как его называют.

Чтобы уяснить себе смысл нового понятия, придётся остановиться здесь и перейти к деталям этого вопроса.

Природа в своей предусмотрительности придала человеческой машине определённое свойство, защищающее человека от чувствования и ощущения реальности.

Это и есть — Кундабуфер.

Давайте возьмём один реальный факт. Все люди смертны и каждый человек может умереть в любой момент. Я могу представить, скажем, как мистер Смит выходит из театра и, переходя улицу, попадает под автомобиль, который давит его насмерть. Или рекламная вывеска вдруг отрывается от фасада дома, падает прямо на голову мистера Джонса и убивает его на месте. Или мистер Браун съедает лангуста, а на следующий день внезапно умирает от отравления и никто не может его спасти.

Всё это любой может легко себе вообразить. Но спросите себя, может ли кто-то представить, что сам он в данный момент или пусть завтра, через год или через 10 лет также умрёт? В самом деле, если мы честно подумаем об этом — смерть ужасна. Что может быть ужаснее смерти? Что случится, если человек реально представит себе этот ужас, свою собственную смерть? Можете ли вы вообразить себе этот ужас? Вы не можете представить свою собственную смерть, но при этом легко можете представить себе смерть кого-то другого. А помимо этого, есть также ещё много других также реальных ужасов, которые мы не осознаём, которых мы не видим. Если бы люди осознали их, они бы повесились от страха. Но никто этого не видит. Почему? Возможно, кто-то скажет, что это наша воля защищает нас от осознания подобных ужасов? Но тогда почему же она не защищает нас от малых страхов?

Представьте, что вы приходите домой, раздеваетесь, ложитесь в постель и, в тот самый момент, когда вы укрываетесь одеялом — что-то вдруг прыгает из под кровати, пробегает по вашему телу и прячется в складках одеяла. Вы сбрасываете одеяло, поднимаете вверх ноги и видите мышь. Вообразите себе эту картину и тогда даже от одних мыслей о ней — дрожь пробежит по всему вашему телу.

Но что же было такого устрашающего в этой домовой мыши, самой безобидной изо всех тварей? Вы не чувствуете ужаса перед неминуемой смертью, но боитесь мыши и боитесь ещё тысячи других таких же пустяков, которые лишь возможно могут случиться.

Такие ужасы, оскорбительные для вашего существования, но по поводу которых вы не станете вешаться, допускаются Природой до той степени, в которой они необходимы, чтобы дать вам переживания радости и печали, удовольствия и боли. Без них не смогут появиться все те переживания, из которых состоит наша жизнь. Они являются источником множества неприятностей, печалей, усилий, смешанных с самолюбием и тщеславием, которые побуждают человека действовать, добиваться, погружаться в иллюзии и разочарования. Именно это поддерживает в нас жизнь. Одни и те же вещи формируют наши сны, фантазии и иллюзии, пробуждая самые различные желания в нас. И человек всегда полон ими. Они дают ему необходимый импульс и наполняют его жизнь, так что у него уже не остаётся времени чувствовать реальность. Часто эти цели недостижимы, но человек этого не видит, продолжая пытаться снова и снова. Когда один вид неприятностей уходит — появляется другой. Человеческая машина должна работать всё время.

А теперь представьте себе, что вы знаете, что вы помните, хотя бы и только в своей голове, что вам остался всего лишь месяц до смерти. Ровно один месяц. Что останется тогда от всего того, что наполняло наш день? Всё, что есть у вас, утратит свой смысл и не будет стоить ничего. И газета с вашим утренним кофе, и любезное приветствие ваших соседей по лестнице, ваша профессиональная деятельность и накопленные вещи, театр сегодня вечером, отдых и сон — для чего всё это?

Но что если смерть придёт только через год или два? Даже тогда, всё уже не будет иметь того же значения, каким оно было для нас до этого. Невольно у вас возникает вопрос: если это так, зачем тогда вообще жить?

Только не потому, что вы живёте для себя. Ваша жизнь нужна кому-то другому, кто следит за ней и заботится о том, чтобы вы могли жить немного лучше. Точно также, как мы сами ухаживаем и присматриваем за жизнью наших овец и свиней. Но когда мы кормим их, делаем ли мы это потому, что заботимся о них или ради самой их жизни? Нет, мы делаем их жизнь счастливой и благополучной, организуя для них все виды удобств, чтобы, когда придёт время убить их, мы могли получить лучше мясо и больше жира.

Как раз таким же образом, очевидно, кто-то хочет, чтобы мы жили, и он хочет, чтобы мы не видели всех наших ужасов и не вешались от страха, но хочет, чтобы мы жили достаточно долго, так, чтобы тот кому мы нужны, мог мягко и тихо убить нас, когда время прийдёт. Не видеть реальность и не чувствовать её такой как она есть — это главная форма нашего рабства. У нас есть много видов рабства, но этот вид его является первым, главнейшим из всех. Таков закон Природы. Существование всего человечества и всего живого является жизненно необходимым для великих этого мира. В самой жизни есть великая цель и она оправдывает жизненную судьбу. Мы должны служить рабами — такова наша участь. Хотя, в то же время, Природа предусмотрела другую возможность, хотя и не для каждого, чтобы избавиться от этого рабства.

Это избавление является первым освобождением. Жизнь имеет два направления, она подобна двум рекам.

Все живые земные существа подразделяются на два течения; одни пребывают в одном потоке, вторые — в другом. Одна часть подчиняется и несёт в себе один вид закона, вторая — другого. Два этих закона всегда вступают в столкновение, один с другим, пересекаются или движутся бок о бок, никогда не смешиваясь при этом и взаимно поддерживая друг друга, необходимые один другому. Всегда так было и всегда так будет.

Теперь, если мы возьмём общую жизнь масс, их жизнь как целое подобна одной из этих рек, в которой каждая капля воды представляет жизнь отдельного человека или некого живого существа.

Все эти отдельные капли в общем течении составляют одну реку, которая в свою очередь является одним из звеньев в космической цепочке. Все повороты этой реки, все её изгибы, все изменения имеют вполне определённое место назначения. И для этого назначения каждая капля имеет значение лишь в той степени, в какой она является частицей большой реки. Этот закон не простирает себя на отдельные капли. Изменение местоположения капель, их направление и движение имеет лишь случайный характер. Сейчас капля здесь, в другой момент — там. В один момент она на поверхности, в другой идёт ко дну. Иногда она сталкивается с другими, тонет. Или она течет, медленно или быстро, независимо от того, хорошо это или плохо, в зависимости от того места, где она оказалась.

В ней нет отдельных законов. У неё нет персональной судьбы. Судьба есть только у всей реки; все капли имеют эту судьбу. Персональные печаль, радость, счастье, страдание, все являются случайными в этом потоке.

Но каждая капля имеет принципиальную возможность покинуть этот общий поток и перепрыгнуть в соседнюю вторую реку. И это также закон Природы.

Для этого капля должна знать, как использовать инерцию реки, как использовать случайные толчки, чтобы выплыть к поверхности и ближе к берегам, откуда будет легче прыгнуть.

Необходимо выбрать место и время. Необходимо научиться использовать ветер, потоки бури, если такие случаются. Тогда у капли есть шанс подняться вместе с брызгами воды и перепрыгнуть в соседнюю реку.

С момента попадания туда, она уже в другой жизни и, следовательно, попадает под действие других законов.

В этой реке существуют законы для отдельных капель. Там есть закон поворота. Когда капля поднимается или идёт ко дну, это происходит не случайно, но в соответствии с определённым законом. Этот закон является также механическим, как и в первой реке. Поднимаясь на поверхность, капля становится тяжелее и тонет. В глубинах же она теряет вес и поднимается. Плыть по поверхности для неё — добро, пребывать в глубинах — зло. И здесь уже многое зависит от знания и усилий.

Эта река имеет множество малых течений. Необходимо попасть в правильную струю и оставаться на поверхности столько, сколько возможно, чтобы обрести возможность достижения другого русла реки, и так далее.

Мы сейчас в первой реке. Пока мы пассивны, мы будем ведомы и подвержены всем несчастьям. Мы в рабстве у этих несчастий. В то же время, однако, Природа дала нам возможность стать способными выбраться из этого рабства. И таким образом, когда кто-то говорит об «освобождении», это означает просто переход в другую реку.

Но конечно, в реальности это не так просто, «захотел перейти и перешёл». Необходима длительная подготовка и наличие очень сильного желания. Необходимо отречься ото всех благословений, исходящих от мира первой реки. Для этого необходимо умереть для этой реки.

Именно об этой смерти говорится во всех религиях. Если вы не умрёте, вы не воскреснете. Эти слова не о смерти физического тела. При такой смерти не требуется воскресать. Если душа существует, а тем более, бессмертная душа, она может обходиться и без этого тела, потеря которого называется смертью.

И причина воскресения также не в том, чтобы предстать перед Богом, как нас учат современные отцы Церкви. Нет, Христос и все другие говорили о смерти, которая может случиться даже пока мы живы. Они говорили о смерти тирана, от которого исходит наше рабство, и от чьей смерти зависит первое главное освобождение человека.

То, что я собираюсь сказать, может показаться на первый взгляд бредом сумасшедшего. Для некоторых оно таким и останется. Тем не менее, я скажу. И в то же время, в соответствии с моими идеями, я полагаю, говорить об этом является большим грехом. Если я согрешил против Природы, мой главный грех будет заключаться именно в том, о чём я собираюсь говорить.

Все войны, все споры, все недоразумения, все несчастья, все переживания, кажущиеся такими ужасными, когда они происходят, потом могут видеться нами не стоящими даже пол-копейки. Так, как если бы кто-то из мухи делал сначала слона, а потом вдруг этот слон превращался обратно в муху. Причина этого всегда заключается всё в том же свойстве человека, отражающем реальность в перевёрнутом виде.

Во время подобных событий, все — рабы, и все находятся под общим гипнозом. Где то достоинство, которое приписывается человеку? Где человек с его свободной волей?

Так было всегда и так будет всегда с массами, потому что, если не будет рабов, не будет и господ, не будет жизни.

И в то же время, некоторым людям дано выйти из-под власти массового гипноза. Но люди настолько не способны осознавать этот массовый гипноз, что более или менее свободный от него человек кажется им неким существом низшего порядка.

То, что называется храбростью на войне, реально есть лишь проявление этого массового гипноза. Существуют даже целые нации, презрительно считающие других трусами, как например, русские евреев. Но еврейский барабанщик, который, согласно пониманию русских, из трусости прячется в траншее во время битвы, на самом деле более нормальный человек, более свободный, чем они сами. Он имеет в себе нечто персональное, тогда как для других всё персональное отсутствует. Остаётся только массовый гипноз. Он является только рабом своих персональных качеств, тогда как они — дважды рабы.

Если мы отнимем у человека все его иллюзии, всё, что мешает ему увидеть истинную реальность — то есть, по сути, все его интересы, его волнения, побуждения, надежды — с ними вместе исчезнут и все его стремления. Всё станет пустым. Все импульсы его психики остановятся. Останется лишь пустое существо, пустое тело, которое будет жить лишь физиологически. Это — смерть «я». Смерть всего, что его составляло, разрушение всего ложного, аккумулированного неведением и отсутствием опыта.

Всё оставшееся в человеке будет являться лишь материалом, не им самим. И только тогда станет возможным, если есть достаточно силы для этого, собрать новый материал, но уже только по собственному выбору. Тогда человек берёт его сам, а не как это было раньше, когда нечто помещалось в него в соответствии с желаниями чего-то другого. Это трудно, хотя такое слово здесь неточно. Слово «невозможно» тоже плохое, поскольку в принципе это возможно, хотя и в тысячу раз труднее, чем нищему честным трудом стать миллионером.

Источник:
larkin-donkey.livejournal.com

Нет комментариев