Здоровье

Как построить культуру хорошего здоровья

Оригинал статьи на английском языке увидел свет в журнале YES! (зима 2016).  Перевод выполнен специально для журнала «Эрос и Космос», публикуется впервые.

Габор Мате. Источник: drgabormate​.com

«Я никогда не злюсь, — говорит персонаж одного из фильмов Вуди Аллена. — Вместо этого я выращиваю опухоль». В этом шутливом замечании содержится намного больше научной истины, чем распознали бы многие врачи. Господствующая медицинская практика в большинстве своём игнорирует роль эмоций в физиологическом функционировании человеческого организма. Тем не менее, научные данные в изобилии свидетельствуют о том, что эмоциональные переживания людей на протяжении всей жизни оказывают глубокое влияние на здоровье и болезнь. И, поскольку эмоциональные паттерны являются реакцией на психологическую и социальную среду, болезнь в человеке всегда говорит нам о семье, состоящей из нескольких поколений, и о более широкой культуре, в которой разворачивается жизнь этого человека.

Мы, люди, являемся биопсихосоциальными существами, здоровье или болезнь которых отражает наше отношение к миру, в котором мы живём, включая все переменные — семью, класс, пол, расу, политический статус и физическую экологию, частью которой мы являемся. Недавняя статья от Национальных институтов здоровья США призывала к новой основополагающей теории для медицины, основанной на «биопсихосоциально-экологической парадигме». Учитывая идеологические ограничения господствующей медицины, эта прогрессивная инициатива вряд ли будет услышана в ближайшее время.

Ещё во втором веке римский врач Гален отмечал связь между эмоциональной нагрузкой и болезнью — наблюдение, которое многие другие врачи повторяли на протяжении веков. Путь от стрессовых эмоций, часто неосознаваемых, к физическим болезням зачастую был очевиден для меня как семейного врача и специалиста, оказывающего паллиативную помощь, хотя ничто в моём медицинском образовании даже отдалённо не намекало на такую связь. Я видел людей с хроническими заболеваниями всех видов — от злокачественных опухолей или аутоиммунных заболеваний, таких как ревматоидный артрит или язвенный колит, до стойких кожных заболеваний, таких как экзема и псориаз, и неврологических расстройств, таких как болезнь Лу Герига (БАС), рассеянный склероз, болезнь Паркинсона и даже деменция, — для которых были характерны определённые несомненные особенности эмоциональной жизни. Среди последних было хроническое подавление так называемых отрицательных эмоций, особенно здорового гнева, как в ироничном признании персонажа Вуди Аллена; исключительное чувство долга, роли и ответственности; чрезмерная забота об эмоциональных потребностях других людей при игнорировании собственных; и, наконец, глубинное убеждение, часто, опять же, бессознательное, что человек ответственен за то, что чувствуют другие люди, и что он никогда не должен разочаровывать других. Выражение «хорошие умирают молодыми», к сожалению, имеет больше оснований, чем мы порой признаём.

Подтверждая примером это состояние перегруженности чувством долга, роли и ответственности, Джулия Бэрд, автор «New York Times», недавно сообщила о том, что ей поставили диагноз «рак яичников». «Я всегда была здоровой и сильной, — написала она в недавней колонке. — Я регулярно занимаюсь горячей йогой и плаваю на двухкилометровом участке в заливе, изобилующем рыбой, недалеко от моего дома в Сиднее, при этом ухаживая за двумя моими маленькими детьми, ведя телепередачу, трудясь над колонкой и внося окончательные правки в книгу, которую я пишу». Ненароком Бэрд обрисовывает именно такую «я могу сделать всё что угодно, я буду всем для всех» многозадачную личность, которую я обнаружил в каждом, кого когда-либо встречал с этой особой злокачественной опухолью. Люди не осведомлены, и врачи в свою очередь редко способны их проинформировать, что подобный возложенный на себя стресс является основным фактором риска для всевозможных заболеваний.

Однако верно ли, что мы только сами возлагаем на себя стресс? Это не совсем так. Материалистическая культура учит своих членов, что их ценность зависит от того, что они производят, достигают или потребляют, а не от их человеческого бытия как такового. Многие из нас считают, что мы должны постоянно доказывать и оправдывать свою ценность, что мы должны продолжать иметь и делать, чтобы оправдать наше существование.

Лу Гериг, великий бейсболист, в честь которого названа болезнь БАС (боковой амиотрофический склероз), воплощал самоотречение в n-й степени, как и все люди с БАС, которых я когда-либо лечил, с которыми беседовал или о которых читал — или которые были описаны в медицинских документах. Его знаменитый рекорд по количеству последовательных игр говорит не о его неразрушимости, но о его нежелании отказаться от своей самоидентификации как неуязвимого, без всякой необходимости. Он получал травмы, как и все остальные спортсмены: все его пальцы были сломаны хотя бы один раз, некоторые — чаще. Он был готов продолжать игру, даже когда корчился от боли, когда боль в животе доходила до агонии, но чувство ответственности не давало ему позволить себе отдых.

История Герига, как и истории многих людей с хроническими заболеваниями, оставляет нас с вопросом о том, как такие эмоциональные паттерны могут стимулировать физическое заболевание. Почему люди развивают и поддерживают такие самоповреждающие черты?

Навязчивое пренебрежение собой и эмоциональное подавление никогда не бывают преднамеренными или сознательными — никто не может быть виноват в этом. Они начинают развиваться в раннем детстве как механизмы приспособления. У Герига, например, был отец-алкоголик и мать, испытывавшая сильный стресс. В детстве он приобрёл оболочку неуязвимости, потому что на него была возложена ответственность за эмоциональную заботу о родителях. По словам психиатра Джона Боулби, пионера в области исследований и теории привязанности, такая инверсия ролей неизбежно становится источником патологии для ребёнка в будущем. В детстве Гериг был вынужден развивать маску, которая со временем стала его неизгладимой самоидентификацией. Так он приспособился к своей дисфункциональной среде; он не знал иного пути.

В недавней статье в журнале «Pediatrics» хорошо сформулировано представление о том, что динамика преодоления трудностей в раннем детстве может привести к заболеваниям и дисфункциям у взрослого человека:

«Краткосрочные физиологические и психологические корректировки, необходимые для текущего выживания и адаптации… могут привести к долгосрочным последствиям в обучении, поведении, здоровье и долголетии».

В течение нашего зависимого и уязвимого детства у нас развивается тот психологический, поведенческий и эмоциональный состав, который впоследствии мы принимаем за себя. Этот состав, который мы называем личностью, часто маскирует реального человека с реальными потребностями и желаниями. Личность — это не ошибка. В стрессовой среде она развивается, прежде всего, как защита — защита, которая может превратиться в саботажника.

Разделение разума и тела — ошибочное мнение, несогласующееся с наукой. Черты личности, то есть психологические паттерны, приводят к заболеваниям по той причине, что мозговые сети и системы, которые обрабатывают эмоции, не только оказывают глубокое влияние на наши вегетативные нервы, но и на сердечно-сосудистую, гормональную и иммунную системы: в действительности все они взаимосвязаны. Недавно возникшая, но уже не новая дисциплина психонейроиммунологии очертила многие неврологические и биохимические механизмы, которые объединяют все эти, казалось бы, разрозненные системы в одну суперсистему.

Разделение разума и тела — ошибочное мнение, несогласующееся с наукой

Заставляющий затаить дыхание отчёт в «Science Daily» рассказывает о последней такой находке, поступившей из Виргинского университета:

«В ошеломляющем открытии, которое опрокинуло то, что десятилетия изучали по учебникам, исследователи определили, что мозг напрямую связан с иммунной системой посредством сосудов, о существовании которых ранее известно не было. Это открытие может иметь глубокие последствия для заболеваний от аутизма до болезни Альцгеймера и рассеянного склероза».

В сущности, когда мы подавляем эмоции — точно так же, как когда мы совершенно их не контролируем, например, в моменты безудержной ярости, — мы вредим нашей нервной системе, гормональному аппарату, иммунной системе, кишечнику, сердцу и другим органам. Результатом может быть хроническое или острое заболевание. Так как подавленный гнев в конечном счёте оборачивается против нас, то же может произойти и с иммунной системой, как, например, при аутоиммунных заболеваниях.

Взаимодействие между мозгом и телом также определяет тот факт, что неблагоприятные обстоятельства в раннем детстве — даже во внутриутробном периоде — оказывают на нас в долгосрочной перспективе не только психологическое и эмоциональное воздействие. Физическое воздействие переживаний в раннем детстве может напрямую способствовать развитию заболеваний. Исследования, проведённые в Соединённых Штатах и Новой Зеландии, показали, например, что у здоровых взрослых, переживших плохое обращение в детстве, в ответ на стрессовые переживания в крови чаще повышался уровень воспалительных маркеров. Подобные сверхактивные стрессовые реакции, в свою очередь, являются фактором риска возникновения таких заболеваний, как болезни сердца, диабет и целый ряд других расстройств.

Невозможно переоценить влияние детской психологической травмы на психическое и физическое здоровье взрослого человека. Мириады исследований показали, что страдания в раннем возрасте усиливают многие заболевания, начиная от психических заболеваний, таких как депрессия, психоз или зависимость, до аутоиммунных заболеваний и заканчивая раком. Одно канадское исследование показало, что жестокое обращение в детстве повышает риск заболевания раком почти на 50 процентов, даже при учёте влияния образа жизни, например курения и алкоголизма.

Зависимости, в частности, являются реакцией на раннюю травму. Будь то наркотики, еда, азартные игры или любая другая форма — всё это попытки успокоить стресс и эмоциональную боль. Первый вопрос никогда не заключается в том, почему зависимость, но почему боль? Мы не сможем понять зависимости, осаждающие наше общество, не осознав страдания и стресс, которые они призваны облегчить, или детскую травму у их истоков. В этом свете эпидемия ожирения, с которой мы сейчас сталкиваемся, отражает в первую очередь эпидемию боли и стресса.

Первый вопрос никогда не заключается в том, почему зависимость, но почему боль?

Поразительно, но большинство студентов-медиков ни разу не слышат слово «травма» за все годы обучения, кроме как в смысле физической травмы. «Медицинская профессия характеризуется травмафобией», — сказал мне однажды известный коллега из Сан-Франциско. В результате это катастрофично сказывается на уходе за пациентами, будь то лечение физических или психических заболеваний — различие, которое, учитывая единство разума и тела, само по себе вводит в заблуждение.

Динамика отдельно взятой семьи разворачивается в контексте культуры и общества. Точно так же, как семьи имеют свою историю, в которой они передают травмы из поколения в поколение, то же происходит и с обществами. Таким образом, мы можем увидеть, почему бедные, и расово угнетённые, и исторически травмированные люди более склонны к болезням. Стоит ли упоминать о высоком уровне алкоголизма, насилия, ожирения, диабета и смертности от передозировок среди коренного населения Северной Америки и, скажем, Австралии, или об относительно неблагоприятных перспективах здоровья и продолжительности жизни чернокожих американцев?

Последствия травмы охватывают многие поколения за счёт повторяющихся психологических дисфункций. Новая наука эпигенетика выявляет механизмы, которые влияют даже на функционирование генов. Дети людей, переживших Холокост, например, унаследовали изменённые генетические механизмы, ведущие к отклоняющемуся от нормы уровню гормонов стресса. Исследования на животных показывают, что физиологические последствия психологической травмы могут передаваться даже третьему поколению.

Наконец, семейные стрессы, травмы и социальные и экономические лишения могут также влиять на развитие человеческого мозга таким образом, что это приводит к поведенческим проблемам, проблемам с обучением и психическим заболеваниям. Исследования с помощью компьютерной томографии, проведённые в Висконсинском университете, показали, что центры мозга, отвечающие за успеваемость, были до 10 процентов меньше у детей, выросших в беднейших семьях. Почему? Потому что человеческий мозг сам по себе является социальным органом, нейрофизиологическое и нейрохимическое развитие которого определяется теми отношениями, в которых находится ребёнок. Говоря словами процитированной выше статьи в «Pediatrics»:

«Взаимодействие между генами и переживаниями буквально формирует схему развивающегося мозга и испытывает критическое влияние со стороны взаимной отзывчивости отношений взрослого и ребёнка, особенно в раннем детстве».

Родители, страдающие от охватывающих многие поколения травм, проблем с отношениями, экономической незащищённости, материнской депрессии или социальной разобщённости, просто не в состоянии обеспечить своих детей отстроенными взаимодействиями с «взаимной отзывчивостью», которые необходимы для оптимального развития ребёнка. Результатом этого является эпидемия нарушений развития у наших детей, которую мы наблюдаем в настоящее время. В соответствии с преобладающей идеологией, медицинская реакция в основном носит фармацевтический характер. Вместо того, чтобы обратить внимание на окружающую среду, которая на протяжении всего детства формирует мозг, мы стремимся манипулировать химией мозга ребёнка.

Что же тогда делать людям, когда врачи, эти стражи услуг здравоохранения и их основные поставщики, слепы к основным реалиям того, что ведёт к здоровью и что его подрывает? Когда их подготовка отказывает им в знании непоколебимого единства разума и тела, эмоций и физиологии? Когда они не признают, что социальные факторы являются гораздо более мощными детерминантами здоровья, чем генетическая предрасположенность? Когда они не осознают мощную роль психологической травмы в жизни человека?

На социальном уровне мы должны понимать, что здоровье — это не индивидуальный результат, а следствие социальной сплочённости, общинных связей и взаимной поддержки. В этой отчуждённой культуре, где «друзья» могут быть скорее виртуальными электронными сущностями, а не людьми, слишком многие страдают от того, что психолог Чикагского университета Джон Качиоппо называет «летальностью одиночества». Нам нужен широкий сдвиг в мировоззрении и практике, осуществлённый сознательно и намеренно, в сторону культуры, основанной на фундаментальной социальности человека. Мы слишком хорошо знаем, из фактов слишком убедительных и мрачных, чтобы их оспаривать, что эмоциональная изоляция убивает.

Политики и общественные лидеры должны усвоить, что экономическое и социальное неравенство, отсутствие безопасности и стрессы, а также расовое или этническое неравенство, неизбежно приводят к проблемам со здоровьем и значительному росту расходов на здравоохранение. По правде говоря, почти все болезни — это социальные болезни.

Забота о здоровье должна начинаться с момента зачатия. В утробе растущий человек уже страдает от материнского стресса. Беременным женщинам необходимо гораздо больше, чем анализы крови, физические обследования и ультразвуковая диагностика. Они нуждаются в эмоциональной поддержке, чтобы гормоны стресса не поступали хронически в организм плода через пуповину. Современные методы родовспоможения, чрезмерно медикализованные, препятствуют естественным физиологическим процессам и формированию привязанности между матерью и ребёнком.

Учитывая, что роль родительского присутствия и настройки всё больше подчёркивается в исследованиях развития мозга и личности, молодым матерям и отцам необходимо помочь проводить гораздо больше времени со своими детьми. В передовых европейских странах даже отцам предоставляется родительский отпуск.

Взрослые должны знать, даже если их врачи часто не осведомлены об этом, что их проблемы со здоровьем редко являются изолированными проявлениями. Любой симптом, любая болезнь — это также возможность подумать о том, где наша жизнь вышла из равновесия, где наши детские способы справляться с проблемами стали неадаптивными и влекут за собой высокие затраты на наше физическое благополучие.

Когда мы принимаем на себя слишком большой стресс, будь то на работе или в личной жизни, когда мы не в состоянии сказать «нет», неизбежно наши тела скажут это за нас. Мы должны быть очень честными с самими собой, очень сострадательными, но очень тщательными при рассмотрении того, как наши детские программы всё еще работают в нашей жизни, в ущерб нам.

В конечном счёте, исцеление идёт изнутри. Само это слово происходит от слова «цельность». Быть цельным — это гораздо больше, чем переживать отсутствие болезней. Это полное и оптимальное функционирование человеческого организма в соответствии с его природными возможностями. По таким стандартам мы живём в культуре, которая оставляет нас где-то далеко от здоровья.

Важность питания и здоровой экологии, окружающей среды, свободной от токсинов и загрязнения, едва ли нужно подчёркивать. Они также являются в большей степени социальными вопросами, чем индивидуальными.

Меня часто спрашивают, как люди должны обращаться к своим врачам, которые могут быть очень искусными в своём деле, но ограничены узостью медицинской идеологии. «Это то же самое, что ходить в пекарню, — отвечаю я. — Когда вы заходите в пекарню, не просите салями, точно так же, как когда вы идёте к мяснику, бесполезно просить печенье». Получайте, что может предложить врач — и часто это может быть чудесно, — но не ищите того, что он предложить не может. Найдите альтернативные источники того, что не может предоставить большинство врачей: целостный подход, учитывающий не органы и системы, а весь человеческий организм. Возьмите на себя ответственность за то, как вы живёте, за пищу, которую вы глотаете, за ваше эмоциональное равновесие, за ваше духовное развитие, за целостность ваших отношений.

Дайте себе — так хорошо, как только вы можете, — то, что ваши родители хотели бы подарить вам, но, возможно, не смогли: полноценную заботу, внимательное осознавание и сострадание. Сделайте так, чтобы дарение себе этих качеств стало вашей повседневной практикой.

«Культура может быть токсичной или питательной», — пишет Том Хартманн. Если мы хотим взять на себя полную ответственность за здоровье в нашем обществе, мы должны не только бдительно следить за своим личным благополучием, но и работать над изменением структур, институтов и идеологий, которые держат нас в трясине токсичной культуры.

Let’s block ads! (Why?)

Философия здоровья Фридриха Ницше

Философия здоровья Фридриха НицшеНедавно обсуждали идею о том, чтобы выбирать известных людей и писать об их системе здоровья, отношению к здоровью и к болезни. Это могут быть любые известные люди, вы можете в комментариях писать имя того, чью систему здоровья хотели бы увидеть. А начать эту рубрику мне хочется с Фридриха Ницше. При этом меня привлекает не столько система здоровья, сколько философско-физиологическое восприятие болезни и дискомфорта как условия роста личности, как точка опоры. Думаю, это может вдохновить многих на изменения, вы можете воспринять вашу болезнь как точку опоры, как бесценный опыт и путь преодоления. Как писал сам Ницше, «мыслитель не может действовать иначе, как превращать свои физические состояния в интеллектуальнейшие формы — данный акт трансформации и является философией».

«Культ страдания, великого страдания — разве не знаете вы, что только этот культ вел до сих пор человека в высь», — когда Фридрих Ницше произносил эти слова, он определенно знал, о чем говорил. Великий мыслитель сам был обречен на физические и духовные муки всю свою жизнь. Ницше, по сути дела, вынужден был заново сделать сам себя. Он не хотел быть ни креатурой Бога, ни функционером государства, ни «жертвой» карьеры профессора. Считается, что причиной тому стала его болезнь. Однако всякий больной мечтает о возвращении здоровья и снова хочет вести тот образ жизни, который и привел его к болезни. Ницше же воспринял болезнь как величайший урок. Опыт болезни он превратил в философский метод.

«Рассматривать с точки зрения больного более здоровые понятия и ценности, и наоборот, с точки зрения полноты и самоуверенности более богатой жизни смотреть на таинственную работу инстинкта декаданса — таково было мое длительное упражнение, мой действительный опыт, и если в чем, так именно в этом я стал мастером. Теперь у меня есть опыт, опыт в том, чтобы перемещать перспективы: главное основание, почему одному только мне, пожалуй, стала вообще доступна «переоценка ценностей».

Именно Фридрих Ницше сделал широкое обобщение относительно связи своего гения с болезнью, давшее его последователям основание считать гениальность болезнью. Ницше выразил эту мысль следующим образом: «Художника рождают исключительные обстоятельства, они глубоко родственны болезненным явлениям и связаны с ними; так что, видимо, невозможно быть художником и не быть больным». Причиной смерти Ницше является не помешательство, а тяжелая наследственная форма височно-лобной деменции.

«Существование стало для меня мучительным бременем, и я давно покончил бы с ним, если бы терзающий меня недуг и необходимость ограничивать себя решительно во всем не давали мне материала для самых поучительных экспериментов и наблюдений над сферою нашего духа и нравственности… Постоянные изнурительные страдания; многочасовые приступы дурноты, какие бывают при морской болезни; общая расслабленность, чуть ли не паралич, когда я чувствую, что язык у меня отнимается, и в довершение всего жесточайшие припадки, сопровождаемые неудержимой рвотой (в последний раз она продолжалась трое суток, без минуты облегчения. Я думал, что не выдержу этого. Я хотел умереть)… Как рассказать вам об этой всечасной муке, об этой непрекращающейся головной боли, о тяжести, которая давит мне на мозг и на глаза, о том, как все тело мое немеет от головы до кончиков пальцев на ногах!»

Ницше благодарен болезни за участие в его духовном развитии, сыгравшее решающую роль в его жизни. Занимаясь филологией, выполняя обязанности профессора, отдавая дано уважения Вагнеру и Шопенгауэру, разделяя все эти идеалистически-романтические взгляды, он, сам того не замечая, хотел уклониться от своей подлинной миссии — оглядываясь назад он так понимает все с ним произошедшее: «Только болезнь привела меня к разуму» … «Болезнь — это всегда ответ, который приходит, когда мы хотим усомнится в своем праве на свою задачу, когда мы так или иначе пытаемся облегчить ее для себя. Именно за наше попустительство себе нам приходится платить самым суровым образом!»

Концепция здоровья Ницше

Ницше развивает взгляд на здоровье и болезнь, отличный от классической философской традиции, где здоровье — это гармония противоположностей, спокойствие и благополучие. По мысли Ницше, здоровье есть динамический процесс, борьба за здоровье, предполагающая противника в лице болезни. Болезнь — необходимое условие, элемент отталкивания, преодоления и становления здоровья. Тело человека — это место, где развертывается борьба за здоровье, оно трактуется Ницше как основа индивидуальности человека, тем самым преодолевается известный объектный подход к человеку, имеющий место в медицине сегодня.

О важности темы здоровья в жизни и философии Ницше свидетельствует следующее его признание: «… я сделал из моей воли к здоровью, мою философию». Понимание здоровья у Ницше иное. Ему, тому, которому всей своей жизнью выпало реально сражаться с то подступающей, то отступающей болезнью, здоровье невозможно было представить без борьбы за здоровье. В его интерпретации здоровье всегда активно противостоит разрушительной силе болезни. Можно сказать, что если подход древних делал акцент на результате, «здоровье как цели», то Ницше подчеркивает в проблеме здоровья сам процесс его достижения.

Здоровье организма мыслится не как отсутствие болезни — случай недосягаемый в реальности, но как мера, до которой болезнь может быть допущена и в конечном счете преодолена. Здоровье — это проверка на прочность, самопреодоление как условие становления и развития.

Медицина, предлагаемая Ницше, не совпадает с расхожей психотерапией. Его принцип состоит в том, что надо жить, а не лечиться: здоровая жизнь состоит в абсолютном одиночестве, отказе от привычных условий жизни, от заботы о себе и лечения. Ницше пишет: «.удачный человек приятен нашим внешним чувствам, он вырезан из дерева твердого, нежного и вместе с тем благоухающего. Ему нравится только то, что ему полезно; его удовольствие, его желание прекращается, когда переступается мера полезного. Он угадывает целебные средства против повреждений, он обращает в свою пользу вредные случайности; что его не губит, делает его сильнее. «Надо жить со своими болезнями. Проблема в том, чтобы жить, а не лечиться».

«Энергия к абсолютному одиночеству, отказ от привычных условий жизни, усилие над собою, чтобы больше не заботиться о себе, не служить себе и не позволять себе лечиться, — все это обнаруживает безусловный инстинкт-уверенность в понимании, что было тогда прежде всего необходимо. Я сам взял себя в руки, я сам сделал себя наново здоровым: условие для этого — всякий физиолог согласиться с этим — быть в основе здоровым. Существо типически болезненное не может стать здоровым, и еще меньше может сделать себя здоровым; для типически здорового, напротив, болезнь может даже быть энергичным стимулом к жизни, к продлению жизни. Так фактически представляется мне теперь этот долгий период болезни: я как бы вновь открыл жизнь, включил себя в нее, я находил вкус во всех незначительных вещах, тогда как другие не легко могут находить в них вкус, я сделал из моей воли к здоровью, к жизни, мою философию».

Болезнь как ключ к здоровью

Способ справляться с болезнью путем использования ее в любой форме в качестве незаменимого средства познания, равно как и способ преодоления возникающего при болезни нигилистического мышления, предполагают, согласно Ницше, подлинное здоровье, а именно: здоровье, которое вынуждает предаваться «на время телом и душою болезни» , здоровье, которое «даже не может обойтись без болезни как средства и уловляющего крючка для познания» .

«Тот, чья душа жаждет пережить во всем объеме прежние ценности и устремления нуждается для этого в великом здоровье — в таком, которое не только имеют, но и постоянно приобретают и должны приобретать, ибо им вечно поступаются, должны поступаться». Это здоровье как бы включает в себя болезнь, оно не способно став болезнью не сделать эту болезнь средством для достижения самого себя. Критерием этого здоровья духа является, «мера болезни, которую он может принять в себя и преодолеть — сделав здоровым» . Так как к подлинному здоровью этот путь ведет только через болезнь, Ницше, как он полагает, обнаруживает, что «именно болезненные писатели (а к ним относятся, к сожалению, почти все великие) выдерживают в своих сочинениях гораздо более уверенный и ровный здоровый тон, потому что лучше физически сильных людей понимают философию душевного здоровья и выздоровления». Из этих принципов толкования видно, как Ницше понимает свою собственную болезнь: как симптом своего великого всепобеждающего здоровья.

Проявляется это для него в первую очередь в его постоянной воле к здоровью. «Если следует что-нибудь вообще возразить против состояния болезни, против состояния слабости, так это то, что в нем слабеет действительный инстинкт исцеления, а это и есть инстинкт обороны и нападения в человеке». Ницше же, беря болезнь в свои руки, осознает свою «упорную волю к здоровью»: «Вперед! — говорил я себе,—завтра ты будешь здоров; сегодня достаточно притвориться здоровым . сама воля к здоровью, актерское подражание здоровью были моим целительным средством».

Закономерно, что в понимание здоровья Ницше вносит момент борьбы, стремления и преодоления. B соответствии с тезисом, что «воля к власти может проявиться только тогда, когда встречает противодействие; она, следовательно, ищет того, что может оказать ей сопротивление…», здоровье оказывается непредставимым без борьбы за здоровье. Для Ницше здоровье и болезнь не существуют отдельно друг от друга. «Сообразно с формами сопротивления, оказываемого известной силе в ее стремлении к могуществу, должна возрастать и возможность постигающих ее на этом пути неудач и роковых случайностей, а поскольку всякая сила может проявиться только на том, что оказывает сопротивление, в каждое наше действие необходимо входит ингредиент неудовольтствия.

Но неудовольствие это действует как новое возбуждение к жизни и укрепляет волю к власти!» Таким образом, во-первых, болезнь оказывается условием здоровья, поскольку здоровью, чтобы быть, необходимо отталкиваться от болезни, сопротивляться; а во-вторых, и здоровье и болезнь предстают как активные динамические процессы. Как препятствие и сопротивление «…болезнь может даже быть энергичным стимулом к жизни, к продлению жизни…». В связи с этим по-новому высвечивается роль болезни в жизни человека. Она необходимое звено в жизни человека. В другой связи и по другому поводу Ницше писал: «…заблуждение является, быть может, вообще необходимым условием наблюдения».

Необходимость болезни для проявления здоровья

Применяя эти слова к болезни и здоровью, можно считать болезнь необходимым условием здоровья человека. Болезнь – не то, чего следует избегать, но то, что с необходимостью следует пережить, а может быть, как в случае с Ницше, превратить болезнь в позитивное основание жизни и творчества. Очищение души от всего дурного было глубоко ему чуждо: очищаясь от страданий, горя, смерти, — останавливают жизнь. Тело есть движитель жизни, заключающий в себе «волю к могуществу», избыток сил.Ницше пишет: «Наконец, открытым остается еще и большой вопрос: в состоянии ли мы обойтись без заболевания даже в том, что касается развития нашей добродетели, и не нуждается ли больная душа, ничуть не менее здоровой, в нашей жажде познания и самопознания: короче, не есть ли исключительная воля к здоровью предрассудок, трусость и, пожалуй, некое подобие утонченнейшего варварства и отсталости».

Свою задачу Ницше видел в том, чтобы представить болезнь как активную, интерпретирующую силу, выступающую необходимым основанием жизни и здоровья. Здоровье у Ницше выступает как цель, идеал, к которому необходимо стремиться, за который необходимо бороться. В действительности мы имеем дело с борьбой за здоровье. А борьба необходимо предполагает противоположную сторону – болезнь, патологию. Таким образом, диалектика здоровья и болезни проявляется в том, что патология становится потенциально укрепляющей здоровье человека. «Если следует что-либо возразить против состояния болезни, против состояния слабости, так это то, что в нем слабеет действительный инстинкт исцеления, а это и есть инстинкт обороны и нападения в человеке».

Соответственно тому, что Ницше писал о теле как индивидуальных телах, говоря о его здоровье, Ницше замечает: «Здоровья в себе не существует, и все попытки определить такого рода предмет кончаются плачевной неудачей. Чтобы установить, что собственно означает здоровье для твоего тела, надо свести вопрос к твоей цели, твоему кругозору, твоим силам, твоим склонностям, твоим заблуждениям и в особенности к идеалам и химерам твоей души. Посему существуют неисчислимые здоровья тела, и чем более снова позволяют единичному и уникальному поднимать голову, чем больше отучиваются от догмы о «равенстве людей», тем скорее должно исчезнуть у наших медиков понятие нормального здоровья, вмест с нормальной диетой и нормальным протеканием заболевания».

Единство и борьба: болезнь и здоровье

Понятия болезни и здоровья предстают перед Ницше в странной двусмысленности: болезнь, поддерживаемая собственно здоровьем (здоровьем внутреннего мира, или экзистенции) и стоящая у него на службе, сама является признаком этого здоровья. Здоровье в медицинском смысле, свойственное бессубстанциальному существу, становится признаком собственно болезни. Подобная взаимозаменяемость слов «здоровый» и «больной» влечет за собой кажущееся противоречие в суждениях Ницше, который одинаково решительно высказываются как против удовлетворенности собственным здоровьем в пользу ценности болезни, так и против всего болезненного в пользу ценности здоровья.

Вновь и вновь он с презрением выступает против тупости тех, кто, ощущая в себе здоровье, отворачивается от всего им чуждого: «бедные, они и не подозревают, какая мертвецкая бледность почиет на этом их „здоровье», как призрачно оно выглядит»; он дает характеристику методам филистеров от образования, которые «изобретают для своих привычек, взглядов, симпатий и антипатий действительную во всех случаях формулу „здоровье» и устраняют всякого неудобного нарушителя спокойствия, подозревая его в болезненности и эксцентричности».

В связи с этим Ницше констатирует: «это роковой факт, что „дух» с особенной охотой нисходит обыкновенно на „больных и бесплодных»». Эти формулировки не должны вводить в заблуждение относительно того, что вся философия Ницше, как он ее мыслит, направлена именно против болезни, за здоровье, и что он сам стремится к преодолению всего болезненного. Возможным это противоречие становится опять-таки благодаря тому, что в слово «здоровье» вкладывается различный смысл.

Смысл этот, как признает Ницше, многозначен не случайно. «Здоровья в себе не существует… Чтобы установить, что собственно означает здоровье для твоего тела, надо свести вопрос к твоей цели должно исчезнуть понятие нормального здоровья . Конечно, здоровье одного могло бы выглядеть здесь так, как противоположность здоровья у другого». «Не стоит даже и думать, что, скажем, здоровье есть некая твердая цель …» . «Здоровье и болезнь не представляют собой чего-то существенно друг от друга отличающегося . Не нужно делать из них различных принципов или сущностей… Фактически между этими двумя родами бытия существует только разница в степени».

Таким образом, у Ницше в его экзистенциальном толковании определяющей является идея здоровья, имеющая не биологические или медицинские основания, а ориентированная на ценность человека согласно его экзистенциальному рангу в целом. Только в этом смысле обретают содержание эти удивительные рассуждения, в которых Ницше как бы овладевает своей болезнью: он отдается ей, он останавливает ее, он ее преодолевает. Это можно проследить в деталях.

Болезнь, как бы она ни проявлялась, для Ницше всегда остается неопределенной по своему смыслу. Все зависит от того, что с ней сделает экзистенция: «Болезнь есть неуклюжая попытка выздороветь: мы должны посредством духа прийти на помощь природе». Поэтому Ницше вновь и вновь истолковывает свою непрекращающуюся болезнь, причем так, как если бы он ее преодолевал: он как бы ставит ее себе на службу, познает ее опасности и берет верх, если не над нею, то над этими опасностями.

Болезнь, поставленная Ницше себе на службу, как он полагает, не только сделала возможным своеобразие его нового мышления: «Болезнь дала мне также право на совершенный переворот во всех моих привычках . она одарила меня принуждением к бездействию, к праздности, к выжиданию и терпению … Но ведь это и значит думать!» … , но и сама стала средством опыта и наблюдения. Он сообщает своему врачу, что «именно в этом состоянии страдания . произвел поучительные опыты и поставил эксперименты в духовно-нравственной области: эта радость жажды познания возносит меня на ту высоту, где я побеждаю всякую муку и безнадежность», и уже в «Ecce homo» он вспоминает:

«Среди пытки трехдневных непрерывных головных болей, сопровождавшихся мучительной рвотой со слизью, я обладал ясностью диалектика par excellence, очень хладнокровно размышлял о вещах, для которых в более здоровых условиях не нашел бы в себе достаточно утонченности и спокойствия, не нашел бы дерзости скалолаза» . В конце концов он стал воспринимать болезнь как толчок, направивший его, освободившегося от всех внешних устоявшихся моментов, от всех ложных идеалистических самоочевидностей, не нуждающегося в религии и искусстве, на путь, где он стал действительно зависеть только от самого себя: «Что касается мук и отречений, то моя жизнь последних лет может сравниться с жизнью любого аскета, который когда-либо жил… только полное одиночество врервые позволило мне открыть мои собственные дополнительные ресурсы».

Заключение

Здоровье — это способ справляться с болезнью путем использования ее в любой форме в качестве. Выздоровление, здоровье означает больше, чем достижение нормального жизненного состояния, не просто превращение, а нечто бесконечно большее: это – восхождение, возвышение и утончение: из болезни выходит человек “с повышенной чувствительностью кожи, с утонченным осязанием, с обостренным для радостей вкусом, с более нежным языком для хороших вещей, с более веселыми чувствами и с новой, более опасной неискушенностью в наслаждении”, детски простодушным и в то же время в тысячу раз более утонченным, чем когда бы то ни было.

И это второе здоровье, стоящее позади болезни, не слепо воспринятое, а страстно выстраданное, насильно вырванное, сотнями вздохов и криков купленное, это “завоеванное, вымученное” здоровье в тысячу раз жизненнее, чем тупое самодовольство всегда здорового человека. И тот, кто однажды изведал трепетную сладость, колючий хмель такого выздоровления, сгорает жаждой пережить его вновь; он вновь и вновь бросается в огненный поток горящей серы, пылающих мук, чтобы вновь достичь “чарующего чувства здоровья”. Золотистого опьянения, которое для Ницше в тысячу раз слаще, чем обычные возбуждающие средства – никотин и алкоголь.

Фридриху Ницше удалось не просто стоически следовать собственному призыву amor fati, но превратить страдание в источник высочайшей духовной активности. Заратустра — человеческая реакция на судьбу, на боль, на бесконечное страдание. Ницше глубоко проникся мистической идеей, что страдание — наинадежнейший путь к постижению высших истин бытия. Лишь дойдя до крайней точки изнеможения, мистик способен обрести в себе источник освобождения и утешения. Одно из открытий Ницше: боль, страдание не оставляют подвижнику права на поражение. Даже слабость человеческую следует преобразовать в силу — силу духа.

Источник:
Andrei Beloveshkin

Нет комментариев

Самореализация. Ресурсные состояния

Самореализация. Ресурсные состояния

О долгах

Каждый человек стремится к успеху. Желание реализовать себя в жизни является самой сильной ментальной потребностью человека. Под влиянием этого чувства рождаются гении и с позором уходят из жизни амбициозные пустозвоны. Не найдя своего призвания, не в силах бороться с чувством собственной неполноценности, они разрывают связь с Творцом, нажимая на курок пистолета, или находят другой способ прервать мучительное чувство долга перед своим Высшим Я. Они расстаются с жизнью, в надежде уйти от ответственности, умножая скорби в следующих воплощениях.

На этом чувстве, как и на любой другой витальной потребности, выстроен целый рынок товаров и услуг, призванный удовлетворить алчущего потребителя религиозным продуктом, подменяя истинные ценности гармоничной семейной жизни, рационального быта на религиозный суррогат удовлетворяющий духовный голод посредством экономических обменных процессов, направленных на обогащение церкви и повышение ее статуса, как института духовной власти.

Конечно, ничего не происходит без должных на то причин, ибо спрос рождает предложение. Плата церкви, за удовлетворение духовных потребностей, и служение искусственному богу собранному пытливым умом из культурных фрагментов творческой деятельности носителей Духа Святого, есть закономерное явление, вызванное стремлением к власти вечно правящей элиты общества.

Поднимаясь над законом насаждаемого образования, имея свою собственную культуру, данные слои населения, структурируют сознание потребителя с учетом своего интереса, который, как известно, выражается в накоплении материального ресурса и создании послушного общества, регулируемого чувством страха наказания за плохое, некорректное поведение.

Человеком управляет его картина мира. Авторство всегда принадлежит автору, ибо рукописи не горят. Принимая чужую реальность за свою собственную, человек обречен служить Творцу, который обусловил своего раба силой творческой мысли. Он служит ему до тех пор, пока пользуется его моделями, пока верит в их истинность, пока не создаст свои собственные, или найдет другие, более целостные, объективные. До тех пор, пока это произойдет, он кормит нового Бога своим эмпатийным ресурсом, пытаясь реализовать себя в рамках чужих моделей, воплощая в хозяйственной деятельности орнамент своего Творца.

Сознание человека

С метафизической точки зрения, сознанием человека является поле его внимания, которое представляет совокупность актуальных переживаний, обусловленных текущими ментальными и биологическими потребностями. Поле внимания динамично. Его форма определяет коммуникативные процессы, посредством которых происходит удовлетворение потребностей организма.

Триединство человека

Дуализм человека, выраженный в его биологической и ментальной природе, создает третье измерение, проявляющееся в хозяйственной деятельности, посредством которого человек удовлетворяет свои ментальные и биологические потребности.

Биологическая реальность человека, является животным началом, душой человека, источником его чувств, энергетическим потенциалом, носителем, телом.

Потребности биологической реальности, лежат в плоскости удовлетворения основных инстинктов, таких как чувство голода, размножение, безопасность, сон, дефекация.

Ментальная реальность является искусственным продуктом ума, служителя Сатаны, цель которого, порабощение души, как источника эмпатийного ресурса. Ментальные потребности выражаются в чувстве долга, стремлении выделиться, жажде власти, обогащении культурного потенциала, а так же в любой искусственной деятельности.

На стыке этих двух измерений рождается третье – хозяйственная деятельность. В процессе хозяйственной деятельности происходит структурирование хозяйственной матрицы отражающей структуру ценностей человека, посредством которой он обретает самость, формирует характер и устанавливает энергоинформационные связи с окружающим миром.

Хозяйственная матрица определяет энергоинформационную структуру человека, она проявляет себя в коммуникации, поведении и образе жизни своего носителя. Именно ее структурирует религиозное образование.

Психические интерфейсы

Как и любой-другой психический интерфейс, религиозное образование управляет внутренними экономическими процессами, а именно распределением эмпатийного ресурса в соответствии с духовным законодательством. Что в свою очередь определяет жизненный сценарий потребителя корпоративной (религиозной) культуры, формирует его нравы, регулирует ответственность перед производителем, обязывает его платить налоги, чувствами или деньгами, ибо первое эквивалентно второму.

По этой причине не расстраивайтесь, если не обнаружили внутренним взором у себя Чакры. Эти «энергетические центры» являются искусственным, культурным образованием, формируемым в процессе изучения Йоги.

Такой процесс основан на пресуппозировании ассоциативных связей, с дальнейшим выделением информационной структуры в состоянии транса. В классическом гипнозе можно сформировать Чакру на любом месте, и задать ей управление любым органом биологической реальности.

Эмпатийный ресурс – читай, Манна небесная, энергия Ци, Прана, энергия Кундалини, является истинной ценностью биологической реальности, любовью, если хотите.

Любовь

Любовь — это верность. Верность — это резонанс. Резонанс — это память. Форма любви определяется структурой ценностей, а потенциал эмпатийным ресурсом, направленным на ее поддержание. Эмпатийный ресурс производится в процессе хозяйственной деятельности, самореализации, и ощущается чувством удовлетворения от проделанной работы, чувством выполненного долга.

В экономической реальности, любовью является организация хозяйства, эмпатийным ресурсом являются деньги, а их распределение, отображает структуру ценностей человека.

Таким образом, анализируя хозяйственную деятельность, можно составить психологический портрет человека, определить форму его хозяйственной матрицы, она есть его судьба и жизненный путь.

Пророчества и предсказания

Способность эмпатийно считывать и структурировать коллективную хозяйственную матрицу, определяет возможность пророков предсказывать будущее. Вариативность будущего объясняется способностью реструктуризировать хозяйственную матрицу её носителями. А объективные пророчества, реализовываются за счет эмпатийной фиксации, ригидности, структурированных кластеров хозяйственной матрицы.

Такие кластеры, постоянно подкрепляются эмпатийным ресурсом, и обеспечивают верность в достижении (резонансе), с предсказанной (внушенной), информацией (памятью). Как говорится, любовь до гроба, вызванная отсутствием подходящей альтернативы.

Естественно, реализация пророчества зависит от наличия ресурса.

На индивидуальном уровне те же процессы принимают форму гаданий, материализации чувственных идей, гипнотической прогрессии возраста, постгипнотического внушения.

Гипнотические состояния

Состояние гипнотической стадии сомнамбулизма, которая характеризуется возможностью реализации положительных и отрицательных галлюцинаций, трансформации возраста, анальгезией, амнезией, постгипнотическим внушением и прочими феноменами глубокого гипнотического состояния, реализуется благодаря изменению энергетического статуса человека в состоянии транса.

Другими словами все эти феномены реализуются за счет эмпатийного ресурса выделяемого в процессе данной коммуникации. Этот ресурс как бы высвобождается из энергоинформационной структуры донора, которым может быть как гипнотизер, так и гипнотизируемый, а так же родственники, или энергетические должники участников коммуникативного процесса. Любое вербальное внушение имеет ровно столько силы, сколько заплачено за него эмпатийным ресурсом.

Поднимая бокал «За любовь», «Здоровье», «Наши успехи», мы неосознанно подкрепляем этот ритуал эмпатийным ресурсом, благодаря которому, некоторые желания иногда сбываются.

Другое дело, продуктивные эгрегоры – сформированные особым образом, они способны обеспечить эмпатийным ресурсом своего хозяина (топ менеджера) в необходимых количествах. С помощью этой энергии можно покупать здоровье и болезни, формировать хозяйственную матрицу, и влиять на неокрепшие умы. Другими словами — управлять силой.

Автор:
Арсений Васильевич Гриценко

Нет комментариев

По пути саморазвития

По пути саморазвития​Десятки сайтов и блогов в русскоязычном интернете посвящены саморазвитию и самосовершенствованию, и содержат много полезных советов. Но что такое саморазвитие и самосовершенствование? Есть две основных формулировки. Первая — все, что делается к лучшему, то и саморазвитие. Удержался, не выпил пива вечером — саморазвился. Вторая измеряет саморазвитие деньгами. Саморазвейся, заработай миллион. Понятно, что первая формулировка ведет не столько к саморазвитию, сколько к самообману, а вторая — по крайней мере недостаточно полная.

Достаточно широкий список направлений саморазвития можно найти на сайте Стива Павлины

— Распорядок: Создай распорядок дня, который будет помогать твоей жизни протекать плодотворно
— Карьера: Построй карьеру в том направлении, к которое тебя наиболее сильно увлекает
— Деньги: Достигни финансового изобилия не жертвуя своей целостностью и совестью
— Здоровье: Привей себе лучшие привычки и сделай свое тело сильным и здоровым
— Отношения: Наслаждайся любовью к близким и любовью близких, и эта любовь поможет тебе расти
— Духовность: Улучши свое самопонимание и живи более осознано

Стив также перечисляет основные ценности, которые служат ориентирами:
— Правда: Принимай реальность как есть, и очисти свою жизнь от вранья и отрицания фактов
— Любовь: Улучши свою способность единения с собой и с другими
— Мощь: Построй свою мотивацию и дисциплину чтобы построить свою жизнь так как ты хочeшь
— Единение: Перестань сражаться против всего что сопротивляется, и сделай окружающий мир своим союзником
— Бразды правления: Возьми управление судьбой в свои руки, и научись принимать четкие и ясные решения
— Мужество: Собери свою внутренюю силу и действуй преодолевая страх
— Ум: Думай сам, и проявляй свою креативность

Спасибо Стиву Павлине, но в списке не хватает чего-то очень важного. Сначала разберемся для чего нам нужно саморазвитие. Чтобы быть здоровыми. Чтобы быть счастливыми. Чтобы не иметь финансовых проблем. Чтобы иметь прекрасные, гармоничные отношения с окружающими. Все это правильно. Но — саморазвитие — это процесс. Наработанные средства саморазвития — очень мощные. Если серьезно заняться саморазвитием, то очень скоро, через год-два, наладится здоровье, появится внутренняя гармония, улучшатся отношения с близкими, решатся финансовые вопросы, и так далее. Что с собой делать дальше? Продолжать развиваться? Но приложить себя уже будет не куда. Для игры в крестики-нолики не нужен суперкомпьютер, для похода в булочную через дорогу — вертолет.

Скорее всего, проблемы начнутся намного раньше. Когда большинство целей будет достигнуто, интерес к саморазвитию начнет теряться, и все потихоньку отползет назад «на круги своя». Вы скажете — я могу саморазвиться, я попробовал и у меня получилось, если нужно — сделаю еще раз, значит можно идти пить пиво и смотреть телевизор.

Стив Павлина это интуитивно понимает. На своем сайте он рассказывает, как он шел от целей-для-себя к целям-для-других. В какой-то момент он совершил резкий поворот — бросил бизнес, и создал веб сайт stevepavlina.com. В статье про 15-секундный маркетинг, в формулировке своих сегодняшних целей, он ставит во главу угла именно помощь людям. Но, к сожалению, он, видимо, не считает это закономерным этапом саморазвития, и не добавляет в общую схему.

Стив Павлина — далеко не единственный автор по этой тематике. Есть еще Брайен Трэйси, Тони Робинс, Наполеон Хилл и другие, а так же ряд русскоязычных авторов. Но они тоже в основном концентрируются на том, как стать богатым и успешным самому.

Давайте просуммируем:
— Рост продолжается, пока есть куда расти. Когда рост заканчивается, начинается отползание назад.
— Рост «для себя» ограничен пределами себя. Чтобы рост продолжался, нужно выходить за пределы себя, т.е. помогать не только себе, но и окружающим.
— Чтобы рост шел плавно и ровно, нужно закладывать помощь окружающим в план саморазвития с самого начала.

Постановка целей

Если пойдешь в лес за грибами — вернешься с грибами. Если пойдешь за ягодами — вернешься с ягодами. Если пойдешь не зная за чем, вернешься с трухлявым пнем, который потом выкинешь — а что с ним еще делать? Прежде чем начинать саморазвитие, нужно сначала сформулировать цели. Иначе получишь трухлявый пень. Цели нужно формулировать уверено, без «надеюсь» и «неплохо бы». Чем конкретнее удастся их сформулировать — тем лучше. Формулировка должна содержать не направление, и не процесс, а конечный результат.

Прежде чем формулировать цели, нужно определиться с терминологией. У Стива Паулины есть статья про конечные и промежуточные цели. Будем называть конечные цели просто «целями», а промежуточными — «задачами».

Цели должны быть постоянными, задачи — гибкими. Скажем, если цель — стать начитаным, а задача — «читать книги из такого-то списка по столько-то в месяц», то задача может быть гибкой в том плане, что вместо чтения можно слушать аудиокниги, а график чтения можно адаптировать к жизни, скажем, делать в чтении перерывы для более приоритетных задач. Конечно цели тоже будут меняться, поскольку будете меняться вы, и будет меняться окружающий мир. Главное, чтобы они корректировались нечасто, и менялись в направлении от низкоуровневых к высокоуровневым, от малой помощи людям к большой, от помощи меньшим группам людей к помощи всему человечеству. Цели ставятся на много лет вперед. Они должны быть ясно и четко сформулированы и записаны. Стив Паулина рекомендует писать их крупными буквами и развешивать на стены. Задачи ставятся на месяц, на квартал, на год. Они тоже должны быть ясно и четко сформулированы и записаны.

Я для себя понял важную вещь — не нужно бояться ставить себе амбициозные задачи, главное — их детально расписать и составить план выполнения.

Гораздо приятнее достигнуть результата не по всем пунктам амбициозного плана, чем по всем пунктам вялого — проверено на собственом опыте. Вторая причина, по которой задачи должны быть амбициозными — вы планируете расти, развиваться. То, что кажется сейчас сложным, будет слишком простым через год. Надо ставить себе задачи «навырост», чтобы они соответствовали вашему будующему уровню.

Наработка средств

Очевидно, вам понадобится физическое здоровье, желательно не отвлекаться на финансовые проблемы, желательно построить отношения с окружающими так, чтобы они радовали и наполняли энергией, а не отнимали силы. Сайты по саморазвитию содержат множество рецептов по повышению собственной эффективности. Они помогут вам сформировать много полезных навыков.

Понимание того, что эффективность — полезное средство, но не самоцель, поможет вам правильно расставить приоритеты. Необходимо найти баланс между эффективностью и стремлением развиться всесторонне. Майкрософтовский мотиватор J.D. Meier говорит, что для достижения максимальной эффективности нужно по возможности не пытаться развивать свои слабые стороны, а заниматься тем, что является вашей сильной стороной. В погоне за «гармоничностью развития» мы часто об этом забываем, и тратим слишком много сил, пытаясь научиться тому, к чему у нас нет ни тяги, ни способностей.

Важное, но редко упоминаемое средство — понимание происходящего. Речь не идет о эзотерике или мистике. Есть диалектические законы развития событий по структуре и во времени. Есть психологические теории, которые достаточно адекватно моделируют поведение людей. По мере того, как вы будете их изучать, то, что кажется странным и неожиданным для других, станет для вас очевидным и закономерным.

Еще одно полезное упражнение — читать качественную художественную литературу, и разбираться, как герой развивался и почему. Более глубокое понимание происходящего даст вам больше возможностей управления событиями, более эффективного решения задач. Во многих случаях можно минимальными усилиями создать объективные предпосылки, при которых трудоемкая или даже нерешаемая задача решится сама. Но для этого мало знать теорию, нужно делать упражнения, и нарабатывать практические навыки.

Когда вы начнете активно помогать окружающим, вы столкнетесь с другими «помогальщиками». Их мотивы могут быть далеко не такими благородными, как ваши, и набитие собственых карманов — еще далеко не худший вариант. Многие из них используют некрасивые приемы вроде логических уловок. Вам придется их изучить, чтобы противостоять им. Для выработки навыков распознавания нечестных методов убеждения, полезно читать Википедию.

Лидерство

По мере того, как вы будете расти, вам станут по плечу все более и более ложные задачи. Ваша уверенеость в себе будет расти, и стены вокруг вас начнут раздвигаться, как вокруг Нео в «Матрице».

Вернее, стены раздвигаться не начнут, но люди будут делать так, как лучше для вас, намного охотнее.

На этом этапе важно, чтобы ваши психологические проблемы, скрытые источники неуверенности в себе, не помешали вам повести людей за собой. Если вам что-то мешает громко озвучить свои цели, и попросить других помочь вам в их достижении, постарайтесь разобраться почему так происходит, и решить эту проблему. Иначе будет обидно зажегши светильник поставить его под кровать.

Обратная сторона лидерства — это ответственность. С одной стороны, нужно следить, чтобы решения, которые вы принимаете, были в балансе с ответственностью, которую вы за них несете. С другой, для того, чтобы развивать лидерство, нужно временно выводить эту систему из баланса, брать на себя больше ответственности, и потом стараться получить соответствующие права.

В одной из англоязычных мотивационных аудиокниг, которую я уже давно кому-то подарил, автор рекомендовал с самого начала строить свою жизнь, как будто вы — крупный общественный деятель, и ваша жизнь на виду у всех. Он говорил — если вы будете расти и развиватсья, рано или поздно вы станете крупным общественным деятелем. И на этом этапе вам будет намного легче, если у вас не накопилось скелетов в шкафу. Когда нету некрасивых моментов, которые вам можно поставить в упрек, если вас нечем шантажировать, жить на виду намного легче. Главное — не перегибать палку, и не позволять посторонним вмешиваться в свою личную и семейную жизнь.

С другой стороны, если вы совершили какие-то крупные некрасивые поступки — признайте их, как это сделал Стив Павлина, иначе они будут вас тормозить на пути самосовершенствования.

Снова о целях

То, что средств и ресурсов на определенном этапе у вас будет слишком много, звучит красиво, но для большинства — недостижимо далеко. Когда вы в самом начале пути, вам не до глобальных целей. Нужно начинать с распределения усилий между помощи себе и окружающих в пропорции 80%-20%, а если совсем все плохо — то 90%-10%. Помогите себе, наладьте свою жизнь. К тому моменту, когда жизнь наладится, у вас наработаются и более мощные средства, которыми можно будет менять мир в лучшую сторону.

Куда можно приложить эти общественные 10%-20% уже сейчас? На самом первом этапе, пока не сформулированы цели, можно просто помогать людям в их хороших начинаниях, рассказывать о саморазвитии, проявлять активную жизненную позицию.

Для постановки целей, нужно разобраться, что вы можете делать лучше всего, и что бы вам хотелось делать. Кто-то (например, я) получает удовольствие обучая других на курсах и тренингах, а у кого-то душа не лежит к учительству, зато он может хорошо тренировать, скажем, школьную спортивную команду. У кого-то хорошо получится помогать людям поддерживать человеческое достоинство в сложных условиях.

Первое что приходит в голову тюрьмы. Но и в больницах на пост-советском пространстве к людям пока ужасное отношение — уже несколько человек недавно там полечившихся делились со мной неприятными воспоминаниями, и говорили, что лучше туда не попадать. Так не должно быть. В Америке, например, в больницах к пациентам относятся очень уважительно, и стараются, чтобы им было комфортно.

У кого-то лучше получится помогать людям бороться с зависимостями, скажем, с алкоголизмом, наркоманией, зависимостью от компьютерных игр. Кто-то может найти свое предназначение в донесении до людей объективной, достоверной информации, развивая Википедию или какое-то независимое средство массовой информации.

Несмотря на притягательность политических целей, я настоятельно не рекомендую с них начинать. На начальном этапе саморазвития это будет эквивалентно атаке на стаю акул с перочинным ножиком.

Менторинг

Ничто так не повышает эффективности саморазвития, как наличие наставника, учителя, ментора. Много умных, достойных людей согласятся вам помогать, если вы сможете четко сформулировать, чего именно вы пытаетесь достичь, и какая именно их помощь вам требуется. Конечно, согласятся быть вашим ментором не все, но, к счастью, умных и достойных людей много. Пробуйте!

Не сдаваться

Я попытался сформулировать как сделать саморазвитие делом всей жизни. Дальше все зависит от вас. Не сдавайтесь! Как говорит Стив Павлина, «Помните, что неудача — это не противоположность успеху. Неудача — это важнейшая часть успеха». Главное — анализировать неудачи и учиться на них. И да наполнится ваша жизнь смыслом!

Автор:
Константин Балашов

Нет комментариев