гуманистическая психология

Трансгуманизм

Перевод статьи сэра Джулиана Хаксли выполнен по тексту, опубликованному в «Журнале гуманистической психологии»1. Первоначально эссе было опубликовано в 1957 году в книге Джулиана Хаксли «Новые бутылки для нового вина» (New Bottles for New Wines), переизданной впоследствии под названием «Знание, мораль и предназначение» (Knowledge, Morality & Destiny).

Иллюстрация © James Moss (metamorphoptics), «Космический биогенез» (Cosmic Biogenesis)

Сэр Джулиан Хаксли (Sir Julian Juxley, 1887 – 1975) — английский биолог, эволюционист и гуманист; один из создателей синтетической теории эволюции. Брат писателя Олдоса Хаксли и нейрофизиолога Эндрю Хаксли, лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине. Сооснователь и первый генеральный директор ЮНЕСКО; сооснователь Всемирного фонда дикой природы (WWF); первый президент Британской гуманистической ассоциации. Вместе с Альбертом Эйнштейном, Томасом Манном и Джоном Дьюи входил в консультативный совет основателей Первого нью-йоркского гуманистического общества.

Трансгуманизм

Как результат миллиарда лет эволюции, вселенная начинает себя осознавать, обретать способность осмыслять какие-то аспекты своей истории и своего потенциального будущего. Это космическое самосознавание теперь воплощается в одном малюсеньком фрагменте вселенной — в горстке представителей нашего человеческого рода. Возможно, оно воплощается и в каких-то других местах благодаря эволюции живых сознающих существ на планетах в иных звёздных системах. Однако на нашей конкретной планете такого ранее никогда ещё не происходило.

Эволюция на нашей планете представляет собой историю реализации всё новых возможностей, осуществляемых той самой материей, из которой соткана Земля (равно как и вся остальная вселенная), а именно — жизнью; силой, скоростью и сознаванием; полётами птиц и социальными объединениями пчёл и муравьёв; эмерджентным возникновением разума задолго до того, как нарисовалась перспектива возникновения человека2, вместе с чем появились цвет, красота, общение, материнская забота и начала разумности и прозрения. И наконец, за последние несколько мгновений, отмеренных вселенскими часами, появилось кое-что совершенно новое и революционное — человеческие существа с их способностями к концептуальному мышлению и языку, саморефлексирующему сознаванию и предназначению, аккумулированию и накоплению сознательного опыта. Ведь не следует нам забывать, что вид человеческий настолько же кардинально отличается от любого из микроскопических одноклеточных животных, живших миллиард лет назад, насколько последние отличались от куска камня или металла.

Джулиан Хаксли (1964)

Новое понимание вселенной пришло к нам через новые знания, собранные за последнее столетие — психологами, биологами и прочими учёными, такими как археологи, антропологи и историки. Это новое понимание определило ответственность и судьбу человека — быть активным проводником для всего остального мира в деле реализации сокрытых в нём потенциалов. Реализации настолько полной, насколько возможно.

Всё обстоит так, словно человека внезапно назначили управляющим директором крупнейшего предприятия из всех — предприятия эволюции. Причём назначили его, не спрашивая, хочет он того или нет, не дав соответствующего предупреждения и возможности подготовиться. Более того, не может он и отказаться от выполнения этой работы. Хочет он того или нет, осознаёт ли он, что делает, или нет, но человек действительно определяет сейчас будущее направление эволюции на этой планете. Это его неизбежная судьба, и чем раньше он это осознает и обретёт убеждённость в этой данности, тем лучше для всех, кого это касается.

Вот в чём на самом деле заключается суть этой работы: в наиполнейшей реализации потенциальных возможностей человека — будь то индивидуумов, сообществ или всего вида в целом — по мере того, как он совершает отважную процессию по коридорам времени. Каждый отдельно взятый представитель нашего вида начинает в качестве всего-навсего крупинки своей потенциальности — в качестве сферической и микроскопической яйцеклетки. В течение девяти месяцев, предшествующих рождению, эта крупинка автоматически развёртывается в поистине чудесный диапазон организованности. После рождения в дополнение к продолжению автоматического процесса роста и развития индивидуум начинает реализовывать свои ментальные способности — выстраивая личность, развивая у себя особые таланты, приобретая различного рода познания и навыки, играя свою роль в функционировании общества. Этот постнатальный процесс не является автоматическим или предзаданным. Он может протекать очень разными способами в зависимости от обстоятельств и усилий, прилагаемых самим индивидуумом. Мера, в которой эти разнообразные способности оказываются реализованы, может быть более или менее полной. Итоговый результат может быть удовлетворительным или же чем-то совершенно противоположным. В частности, личность может потерпеть горестный провал в деле обретения сколь-нибудь реальной цельности. Одно совершенно ясно: прекрасно развитая, прекрасно интегрированная личность — это наивысший плод эволюции, наивысшая её реализация из всего, что мы знаем во вселенной.

Иллюстрация © James Moss (metamorphoptics), «Осцилляции — трансформация истока» (Origin Oscillation-Transformation, 2010)

Первое, что человеческому виду необходимо сделать, чтобы подготовиться к работе директором космического офиса — в общем, на той самой должности, назначенным на которую он с удивлением себя обнаруживает, — заключается в том, чтобы исследовать человеческую природу, разузнать, какие открыты перед нею возможности (включая, разумеется, и её ограничения, как внутренне присущие, так и наложенные извне фактами внешней природы). Мы уже вполне завершили географическое исследование планеты; мы продвинули научное исследование природы — как живой, так и неживой — к той точке, где уже явно проступили её основные очертания. А вот исследование человеческой природы и её потенциалов едва ли началось. Безбрежный Новый Свет неизученных возможностей всё ещё ждёт своего Колумба.

Великие деятели прошлого позволяли нам уловить отголоски того, что возможно на пути личности, интеллектуального осмысления, духовных постижений, артистического творчества. Но всё это едва ли представляет собой нечто большее, чем просто кратковременный проблеск земли обетованной, увиденный с вершины Фасги. Нам необходимо исследовать и картографировать целое царство человеческих возможностей — подобно тому, как ранее было изучено и нанесено на карту царство физической географии. Каким образом можно создавать новые возможности для обыденной жизни? Что можно сделать, чтобы пробудить дремлющие способности обыкновенных мужчин и женщин к пониманию и наслаждению жизнью; чтобы научить людей технике достижения духовного опыта (в конце концов, можно усвоить технику танца или тенниса, так почему нельзя сделать того же самого и с мистическим экстазом или духовным умиротворением?); чтобы развить, а не исказить и истощить, природные таланты и интеллект, имеющиеся у растущего ребёнка?

Нам уже ведомо, что рисование и размышления, музыка и математика, актёрское искусство и наука могут иметь какой-то весьма реальный смысл для обыкновенных среднестатистических мальчиков и девочек — при условии, что применяются правильные методы для взращивания их потенциалов. Мы начинаем осознавать, что даже самые благополучные из людей живут намного ниже своих возможностей, а также что большинство людей развивают лишь малую толику своего потенциала в плане ментального и духовного КПД. Человеческая раса на самом деле окружена огромной территорией нереализованных возможностей, бросающих вызов её исследовательскому духу.

Джулиан Хаксли, «Новые бутылки для нового вина» (New Bottles for New Wines)

Научные и технические исследования предоставили обыкновенным людям по всему миру некоторое понимание того, что физически возможно. Благодаря науке непривилегированные слои населения приходят к уверенности в том, что никому не нужно быть недокормленным, или влачить существование с каким-то хроническим недугом, или быть лишённым благ технических и практических достижений.

Наблюдающиеся в мире народные волнения возникли преимущественно из-за появления этой новой убеждённости. Люди более не намерены соглашаться на субнормальные стандарты физического здоровья и материального благополучия — в теперешних-то условиях, когда благодаря науке были открыты возможности их повышения. Народные волнения, пока не развеются, будут приводить к определённым неприятным последствиям, однако, по сути своей, это волнения благоприятные: это динамическая сила, которая не успокоится, пока не завершит процесс закладки физиологического фундамента всего того, что является судьбой человека.

Как только мы изучим потенциальные возможности, открывающиеся перед сознанием и личностью, а знание об этих возможностях станет общим достоянием, тогда возникнет новый источник волнений. Люди обретут осознание и уверенность в том, что, если предпринять соответствующие меры, никому более не надо будет претерпевать голод неполучения подлинного удовлетворения, равно как никому не придётся быть обречёнными на неполноценную жизнь, находящуюся ниже определённого стандарта. Этот процесс тоже начнётся как неприятный, однако завершится он как нечто благоприятное. Он начнётся с искоренения идей и институтов, которые стоят преградой на пути к реализации наших потенциалов (или даже вообще отрицают существование потенциалов, которые возможно реализовать), и продолжит своё шествие, сделав, как минимум, первые шаги в направлении реального конструирования подлинной судьбы человечества.

До сих пор человеческая жизнь была, как охарактеризовал её Гоббс, «противной, жестокой и короткой». Подавляющее большинство людей (если они не умерли ещё в молодости) претерпевали различные формы страданий — бедность, болезни, плохое здоровье, переутомлённость работой, жестокости или притеснения. Они пытались облегчить свои страдания, питая надежды и высшие идеалы. Проблема состояла в том, что их надежды обычно были неоправданными, а идеалы, как правило, оказывались неспособны соответствовать реальности.

Увлечённое, но при этом научное, исследование потенциалов человека и методик их реализации позволит нашим надеждам стать рациональными, а идеалы поместит в каркас реальности, показывая, сколь многие из них и вправду воплотимы.

Мы уже имеем все основания верить, что земли этих потенциалов действительно существуют и что текущие ограничения и мучительные разочарования нашего бытия могут быть в значительной степени развеяны. Мы уже имеем все основания для уверенности, что жизнь человечества, как мы её знаем с позиций истории, представляет собою нечто стихийно искорёженное, основывающееся на невежестве. Это положение можно превзойти через обращение к состоянию бытия, озарённому знаниями и постижением, подобно тому как наш современный контроль над физической природой основан на науке, превосходящей те неуклюжие идеи о мире, к которым пришли наши предки. Корнями такие идеи уходили в суеверия, а также являлись следствием практики сокрытия профессиональных секретов.

Иллюстрация © Кайхан Салахов, «Космополис» (фрагмент картины)

Чтобы это осуществить, мы должны исследовать возможности создания более благоприятной социальной среды — подобно тому, что мы уже в значительной степени сделали применительно к нашей физической среде. Мы должны начать исходить из новых посылок. Например, из того, что красота (то, что приносит наслаждение, и то, чем можно гордиться) есть нечто необходимое, а следовательно — уродливые и депрессивные города аморальны; из того, что именно качество людей, а не простое их количество, есть то, к чему мы обязаны стремиться, а посему необходимо придти к скоординированной политике, чтобы не дать наблюдающемуся сейчас бурному росту населения разрушить все наши надежды на лучший мир; из того, что истинные понимание и наслаждение суть нечто самоценное, равно как являются они и инструментами для выполнения работы, а также и отдыха от неё, — а посему мы должны исследовать и сделать всецело доступными методы образования и самообразования; из того, что самое предельное удовлетворение проистекает из глубин и целостности внутренней жизни, и, стало быть, мы должны исследовать и сделать полностью доступными методы духовного развития; а более всего — из того, что у нашего космического дежурства есть два взаимодополняющих аспекта: первый аспект — это наш долг перед самими собой в том, чтобы полноценно реализовывать свои потенциалы и наслаждаться ими; второй — наш долг перед другими в том, чтобы полноценно служить нашему сообществу и способствовать процветанию будущих поколений и развитию всего нашего вида в целом.

Человеческий вид способен, если пожелает, осуществить трансценденцию себя — не просто спорадическим образом, когда один индивид осуществляет трансценденцию по-своему, а другой — по-своему, а во всей своей совокупности, как человечество в целом. Нам нужно как-то называть эту новую веру. Быть может, полезным может стать слово трансгуманизм: человек, продолжая быть человеком, превосходит (или трансцендирует) себя через воплощение новых возможностей (ради) своей человеческой природы.

«Я верю в трансгуманизм»: когда появится достаточно людей, которые по-настоящему смогут так сказать, человеческий вид окажется на пороге нового типа бытия, столь же отличающегося от нашего нынешнего, как наше собственное бытие отличается от жизни Homo erectus pekinensis. Человечество наконец-то начнёт сознательно воплощать свою подлинную судьбу.

См. также

Примечания

Let’s block ads! (Why?)

Писательство с какой-то целью: эссе о Колине Уилсоне

Это статья о Колине Уилсоне, британском философе-экзистенциалисте, писателе-фантасте, авторе философско-литературоведческой книги «Посторонний» (The Outsider). «Посторонний» вдохновил Стивена Кинга на написание одноимённого романа, экранизированного каналом HBO в виде минисериала, вышедшего в 2020 году (русскоговорящему зрителю он известен как «Чужак»). Важно отметить, что, как и роман, сериал отражает, скорее, не философские, а криминологические и фантастические грани уилсоновских произведений.

Автор статьи — выдающийся психолог и исследователь изменённых состояний сознания Стэнли Криппнер. Перевод выполнен с его разрешения специально для онлайн-журнала «Эрос и Космос». Эссе представляет собою текст доклада, прочитанного автором на II Международной конференции им. Колина Уилсона, проходившей в Ноттингемском университете (6 – 8 июля 2018).1

Приглашаем вас поучаствовать в сборе средств в поддержку автора.

Колин Уилсон (фото © Simon Brighton, 2002)

Я читал «Постороннего» (The Outsider)2 Колина Уилсона в бытность свою ещё студентом и чувствовал, будто я был знаком с автором задолго до того, как мы на самом деле встретились. Я был знаком с его многообразными трудами, в особенности посвящёнными кругу моих собственных профессиональный интересов.

Будучи давним другом Абрахама Маслоу, я очень обрадовался, когда Колин стал писать о пиковых переживаниях — тех эпизодах благоговения, экстаза или озарения, которые могут преобразить ваше мировоззрение, вашу идеологию или попросту то, насколько вы цените жизнь.

Пиковые переживания — те эпизоды благоговения, экстаза или озарения, которые могут преобразить ваше мировоззрение, вашу идеологию или попросту то, насколько вы цените жизнь

Колин различает три уровня пикового опыта. Первый уровень эйфоричен по своей природе, как когда кто-то сообщает, что он преисполнен радости, оптимизма и ясности. Второй уровень — когда кто-то сообщает, что повседневное существование обрело для него новый смысл. Это становится особенно наглядным в случаях, когда сомнения такого человека развеиваются или угасает его тревога. Третий же уровень встречается не столь часто, однако ему, по природе этого переживания, присуще чувство единства, как когда некто сообщает о переживании взаимосвязи с жизнью и вселенной, в котором всё встаёт на свои места.

Сам Колин приводил весьма красочный пример этого третьего уровня: «Я вёл машину обратно из Озёрного края и чувствовал ощущение интенсивного сознавания, словно я мог видеть сквозь горы по ту сторону». Для Колина эти переживания укрепляли его идею «свободной воли» и легли в сердцевину всего корпуса его мысли, благодаря которому он обрёл статус экзистенциального философа.

Стэнли Криппнер выступает с докладом о Колине Уилсоне на международной конференции по уилсоноведению в Ноттингемском университете (2018)

Так получилось, что я присутствовал на том неформальном собрании, когда Маслоу впервые описал свою концепцию «плато-переживания» (plateau experience) — такого переживания, которое длится значительно дольше, чем пиковый опыт, является более глубоким. И вправду, оно напоминает третий уровень пикового переживания, описанный Колином. Маслоу поведал нам, как его плато-переживание преобразило в ином случае довольно скучную церемонию вручения дипломов, в которой испокон веков участвовало бесчисленное количество академических учёных, делавших всё, что в их силах, чтобы расширить и углубить человеческие познания и понимание.

Однако ни Абрахам Маслоу, ни Колин Уилсон не посвящали особо много времени описанию опыта «надир». Переживание надира — это одна из наинизших точек в жизни, характеризующаяся чувством распада, бессилия и пустоты. Переживание надира более интенсивно, чем обычная депрессия. Оно несёт с собой глубокие философские следствия, одно из которых является прямой противоположностью свободы воли. Человек чувствует себя в ловушке, стеснённым и обездвиженным.3

Переживание надира — это одна из наинизших точек в жизни, характеризующаяся чувством распада, бессилия и пустоты

Некоторые психотерапевты предпринимают попытки преобразовать переживание надира в пиковое переживание или плато-переживание. По словам Станислава и Кристины Гроф, «духовный кризис» (spiritual emergency) можно превратить в «духовную возможность» (spiritual emergence)4. Грофы впервые столкнулись с этим феноменом, когда смогли превратить так называемый «негативный психоделический трип» в «позитивный психоделический трип». Эту разновидность трансформации теперь ассоциируют с трансперсональными психологией и психотерапией. Маслоу, разумеется, был основателем той и другой дисциплины.

В американской психологии гуманистическую психологию, основанную Маслоу, часто называют «третьей силой» — вслед за психоаналитической «первой силой» и бихевиористской «второй силой». Трансперсональная психология, в свою очередь, становится «четвёртой силой». Сам я никогда не пользуюсь такими терминами, потому что они упускают из виду когнитивную психологию, которая оказала более мощное влияние на современную американскую психологию, чем и психоанализ, и бихевиоризм. Как бы то ни было, я согласен со сделанной Колином оценкой Абрахама Маслоу как того, кто казался ему «подлинно хорошим [человеком]».

Быть может, именно эта «хорошесть» и привела как Колина Уилсона, так и Абрахама Маслоу к формулированию предсказания, что человечество находится на пороге эволюции к «более высокой стадии». Лично я вижу довольно мало доказательств этому. Более того, я подозреваю, что, поскольку Homo sapiens возник в ходе эволюции около 200 тыс. лет назад, члены нашего биологического вида всегда имели доступ как к пиковым переживаниям, так и к плато– и надир-переживаниям. Доисторические археологические структуры, равно как и древние шедевры искусства, литературы и философии свидетельствуют о том, что вполне могло быть экстраординарными человеческими переживаниями. В то же время пороки человеческих жертвоприношений, идеологических войн, конфликтов за территорию и геноцидов продолжают путать все карты идеи о кажущемся прогрессе.

Телесериал HBO «Посторонний» («Чужак», The Outsider) снят по роману Стивена Книга, вдохновлённому, помимо всего прочего, одноимённой книгой Колина Уилсона (в качестве эпиграфа к роману служит цитата из первой главы книги)

Когда я впервые лично встретился с Колином Уилсоном, он с большой радостью стремился обсуждать со мной мои эксперименты по изучению феномена телепатии в сновидениях — противоречивой сфере исследований, которая теперь стала частью магистрального потока науки о сне и сновидениях. К тому времени, когда я занимался этими экспериментами, я уже прочитал книгу Колина «Оккультное»5, изданную в 1971 году, и был рад узнать о его интересе к этой поразительной области исследований. Позже я написал обзор его опубликованной в 1978 году книги «Тайны» (Mysteries) для превосходной антологии Колина Стэнли (Stanley, 2011).

Колин был особенно заинтригован выдвинутой Томом Летбриджем теорией паранормальных феноменов. Летбридж практически неизвестен современных парапсихологам, поскольку он пользовался такими терминами, как «размеры вибрации» (rates of vibration), которым недоставало операционных определений или единиц измерения. Однако мне очень импонировало предложенное Летбриджем описание взаимосвязи между человеческой психикой и ритмами природы. В 1989 году мы с канадским нейроучёным Майклом Персингером открыли существование значимой корреляции между точными отчётами о телепатических опытах в сновидении и окружающими геомагнитными полями, наличествовавшими во время эксперимента. Эти поля можно было измерить, а опыту телепатии в сновидении можно было дать операционное определение. Оба этих фактора позволили придать умозрительным конструкциям Летбриджа более жизнестойкий научный каркас.

Даже хотя Колин и не обсуждал переживания надира в своих трудах по гуманистической психологии, он далеко не был несведущим относительно ужасов, приписываемых отрицательным паранормальным силам. Целый раздел его книги «Тайны» посвящён проклятиям и заклинаниям, которые якобы оказывают негативный  эффект на проклинаемых жертв. Множество написанных Колином книг о преступлениях и преступниках, некоторые из которых написаны в соавторстве с членами его семьи, с которыми я познакомился, показывает, что ему не была свойственна наивность относительно лишений, представляющих собою часть человеческой природы. Это ещё более укрепляет его в статусе выдающегося экзистенциального философа.

Третья область наших смежных интересов — это сфера человеческой сексуальности. В 1966 году Колин написал книгу «Секс и разумный тинейджер» (Sex and the Intelligent Teenager). Скандальная для своего времени, эта книга преисполнена здравого смысла; в этой работе автор проявил себя первооткрывателем простого и ясного подхода к сексуальности, которого откровенно не хватало в те времена. Колин писал: «Подобно политике, секс — вопрос сложный и полный интимных мин-ловушек (booby traps)6. Внимательно в него всматривайтесь, изучайте его сложности и нюансы, и вы обнаружите, что он даже более поразителен, чем то, что вы когда-либо могли себе представить. Однако стоит вам воспринять его как данность, то вы уйдёте ни с чем, будто какой-то мошенник украл ваш кошелёк».

Колин Уилсон пришёл к выводу, что вся его жизнь представляла собою целую вереницу «подсказок относительно цели, или смысла, человеческого существования».

В другом месте данной книги Колин пишет: «Из всех человеческих переживаний секс даёт людям наиболее ясное ощущение свободы. Современный тинейджер имеет большее количество свободы, чем какой-либо тинейджер в истории человечества». Опять же, опираясь на свою экзистенциальную перспективу, Колин отмечает, что эта свобода связана с совершением выбора, а также: «Сам я обнаружил, что люблю свою семью слишком сильно, чтобы рисковать своим браком».

Колин завершает свою книгу похвалой современным тинейджерам и утверждает, что, когда те поймут свой потенциал, они обнаружат, что могут изменить мир. Теперь, оглядываясь назад, можно сказать, что Колин был несколько излишне оптимистичен, однако, быть может, его предсказание применимо к сегодняшнему поколению юношей и девушек. Как бы то ни было, я посвятил Колину свою написанную в соавторстве книгу «Секс и любовь в XXI веке», поскольку эта его ранняя книга помогла молодым людям совершать разумный выбор относительно и секса, и любви.

В своей автобиографии «Мечтания с какой-то целью» (Dreaming to Some Purpose) Колин пришёл к выводу, что вся его жизнь представляла собою целую вереницу «подсказок относительно цели, или смысла, человеческого существования». Эти подсказки всё ещё здесь, и они продолжают вызывать прозрения, провоцировать умозрения и порождать радость в сердцах многочисленных читателей Колина Уилсона.

Поучаствуйте в сборе средств в поддержку д-ра Стэнли Криппнера

Приложение. Отзыв Стэнли Криппнера о Колине Уилсоне

Мне очень повезло, что я был лично знаком с Колином Уилсоном в течение последнего десятилетия его жизни. Помню несколько своих знаменательных визитов в его дом и к его семье. В личном общении Колин был радостным и провокационным человеком — такими же были и его многочисленные публикации. Недавно меня пригласили выступить с речью в память о нём на одном из проходящих раз в два года в Великобритании симпозиумов. Познания и интересы Колина охватывали широкое многообразие тем; в его трудах каждый может найти что-то себе по душе! Я был в особенности заинтригован его прозрениями в то, как развивалось воображение у авторов и их читателей в Европе XVIII – XIX вв., включая его наблюдения о Пушкине и Гоголе. Он всегда был автором, вызывавшим противоречивые отклики, однако, в общем, он имеет признание в качестве важного экзистенциального философа, равно как и в качестве эссеиста и романиста мирового уровня.

Стэнли Криппнер, PhD, заслуженный профессор Калифорнийского института интегральных исследований, соавтор книг «Сновидение: иная реальность» (вместе с Фарибой Богзаран и Андре Першиа де Карвальо) и «Шаман по имени Рокочущий Гром» (вместе с Сидианом Джонсом), один из патриархов трансперсональной психологии7

Библиография

Krippner, S., & Iljas, J. (2017). Sex and love in the 21st century.
Persinger, M. A., & Krippner, S. (1989). ‘Dream ESP experiments and geomagnetic activity’. Journal of the American Society for Psychical Research, 83, 101 – 116.
Stanley, C. (ed.) (2011). Around the Outsider: essays presented to Colin Wilson on the occasion of his 80th birthday. Winchester, UK: 0-Books.
Wilson, C. (1966). Sex and the intelligent teenager.
Wilson, C. (1971). The Occult: a history. New York, NY: Random House.
Wilson, C. (1956). The Outsider. Boston, MA: Houghton-Mifflin.
Wilson, C. (1978). Mysteries. London, UK: Putnam.
Wilson, C. (2004). Dreaming to Some Purpose: the autobiography of Colin Wilson. New York, NY: Random House.

Примечания

Let’s block ads! (Why?)